• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
00:21 

Часть 1.8 Тайлер. Дело об ограблении банка. Пятница. Утро

В жизнь особенно интересно играть, когда выясняешь что правил никто не знает







Часть 1. Глава 8
Тайлер. Дело об ограблении банка. Пятница. Утро


Манчестер (ноябрь 1974)


- Ты странно себя ведешь. - заметил Доктор. Он сидел поджав ноги, опираясь скрюченной спиной о частые прутья клетки и кутался в кусочек шерстяного пледа.
Полтора месяца назад Мастер забавы рады заказал ему полный комплект одежды от FALBE, но она как-то не прижилась, хотя маленькая вешалка с упакованными в пластик вещами до сих пор где-то пылилась. Доктор упорно, как-то даже напоказ, носил красный пижамный костюм в полоску и ворчал что ему продувает поясницу и уши. Однажды Люси тайком подложила в камеру кусочек шотландки и Мастер с облегчением сделал вид, что не заметил этого, но иногда жалел что это не было что-то что выглядело бы более прилично, в конечном счете.
- Ммм. - задумчиво отозвался Мастер прикусывая кончик карандаша, которым строчил что-то в блокноте. Он нехотя оторвался от записей и оглянулся. В шее отчетливо хрустнуло. Мужчина встал и с наслаждением потянулся, расправляя затекшие плечи - организм отчаянно протестовал против бессонной ночи, потраченной на уход за болеющим детективом, и не менее утомительного начала дня заполненного бесконечными встречами и организационными мероприятиями. Но времени осталось не так то и много - надо было торопиться... если конечно он хотел... теперь, когда он увидел другую возможность воля к жизни проснулась с новой силой и приходилось кроить все прямо на ходу.
Он несколько раз провел карандашом по прутьям и протянул, прикидывая как так повернуть беседу чтобы Доктор ничего не сообразил:
- Ну что тебя опять не устраивает? Мучаю тебя — тебе плохо, не мучаю — тебе тоже плохо.... Ты уж определись со своей ориентацией, наконец...

***

Тайлер проснулся на удивление рано. В теле все еще чувствовалась обморочная слабость, а в голове была особая блаженная пустота и думать ни о чем не хотелось. В квартире было пусто и по утреннему прохладно.
Некоторое время он просто валялся на кровати и лениво вслушивался в тишину. Конечно это не была тишина в полном смысле этого слова: минуту назад проехали мусорщики, потом раздался мелодичный позывной молочника, где-то за стенкой начали ругаться, просыпаясь, соседи, громко хлопнула дверь подъезда выпуская какую-то раннюю пташку. Наконец, огорченно вздохнув, Тайлер признал, что пора вставать, пока не прибыл шеф и не подстроил его сонному организму какую-нибудь очередную гадость.
Ежась от сквозняка он быстро перебрался в ванную для совершения неизбежных утренних ритуалов и застыл глядя в зеркало, отражение в котором напомнило ему как ночью в футе над ним нечетко вырисовывалось в темноте такое знакомое лицо с непривычно искривленными в холодной усмешке губами.
- Бред. - передернул плечами детектив инспектор и конечно порезался якобы безопасной бритвой, которая вместе со своими сестричками за это время выпила его крови больше чем любой вампир, существуй они в действительности.
Досадливо шипя и заклеивая на ходу место пореза мокрой бумажкой детектив прошлепал босыми ногами на кухню, где на самом видном месте - на холодильнике - его ждала аккуратная записка прикрепленная сувенирным магнитиком с видом Аббей Холл. Этот магнитик с отколотым краешком подарила ему одна симпатичная старушка после того, как Хант накричав на нее при допросе, ушел хлопнув дверью и оставив заместителя разбираться с последствиями. Ну и что с того, что пожилая дама в итоге оказалась карманницей, Сэм все равно узнал это уже после того как приладил магнит и несколько раз ткнул Ханта в него носом при его утренних визитах, так что избавляться от подарка теперь выглядело бы лицемерием и проявлением слабости.
Записка была написана резким, стремительным, трудночитаемым почерком - абсолютно непохожим на его собственный. Единственное ее достоинство состояло в ее лаконичности, хотя это же качество придавало ей форму приказа: "Сэм, сегодня с двух до пяти тебе лучше куда-нибудь присесть - я тебя больше отпаивать не буду." Угрожающий тон совершенно неожиданно смягчал подмигивающий смайлик и перекошенное сердечко, нарисованное, судя по характеру ночной беседы, чисто от ехидства. На фоне хаотичной пляски букв резко выделялась стилизованная, вылизанная до автоматизма подпись - Гарольд Саксон.
Тайлер озадаченно моргнул, машинально потер глаза, взглянул еще раз и попытался себя ущипнуть, но эта попытка ничего не дала - записка осталась на своем месте. Дополнительным доказательством реальности ночных событий как он убедился, переведя взгляд, была раковина полная грязной посуды. Как можно было угробить всю имеющуюся кухонную утварь на приготовление трех кружек пойла, насильно влитого в него вчера, Тайлер себе не представлял, но его новому знакомому это удалось. Методично пробежавшись по маленькой комнатке, детектив совершенно неожиданно нашел свой любимый фартук в цветах Юнайтед заваленным подушками на кресле, и вздыхая начал наводить порядок...
Он как раз поставил последнюю тарелку на сушку, когда дверь с грохотом ударилась о стену от душевного пинка шефа и утро, с привычным скрипом перебранки и унылого ворчания, вошло в свою обычную колею.

***

Мастер сложил пальцы домиком, чтобы удержать нервную четырехтактную дрожь и чуть наклонился вперед.
Тучный мужчина напротив, уверенным чутьем дипломата уловив почти незаметное изменение атмосферы, отставил наконец свои попытки ходить вокруг да около и начал коротко и ясно излагать суть.
- По неподтвержденным данным правительство Джамахирии санкционировало покупку новой партии центрифуг под прикрытием Лиги.
- Каналы? - лениво бросил Саксон, зная, что в это время в сотни маленьких наблюдательных пунктов организованных его шпионами на земле поступил централизованный приказ проверить эту информацию.
- Судан и Палестинские сепаратисты. - заглянул в записи собеседник.
- Информацию подтверждаем. - раздался скрипящий механический голос, несколько секунд спустя. Толстяк снисходительно усмехнулся. Премьер-министр, со всей его огромной армией электронных шпионов, все равно нуждался в доверенных людях, которые могли думать и сопоставлять факты, в отличие от тупоголовых металлических шариков, которые умели только убивать.
- Насколько я знаю нами законсервирован Центр Таджура и их лаборатория в Триполи. - протянул Мастер, проклиная тот день, когда в голову ему пришло захватить этот унылый мир, погрязший во внутренних конфликтах и рвущийся к самоуничтожению раньше назначенного срока, вопреки всем его попыткам это предотвратить. Теперь его обширная коллекция вынужденно обогатилась совершенно не нужными ему знаниями по геополитике Земли, внутреннему и внешнему шпионажу, религии и даже, боже ж ты мой, соционике. Впрочем как раз по последнему вопросу они с Доктором никогда не ладили.
- Так точно, сэр - кивнул в ответ третий участник совещания, седоволосый внушительный мужчина с выправкой военного, но в гражданском костюме. - Мы также перехватили их канал в Малайзии, но мы не можем отследить все. Активность Лиги за последние месяцы сильно возросла.
- Их средства политинформации в европейских странах, - усмехнулся толстяк - не стесняются оперировать именем Ванги и календарем майа...
- А что там с майа? - бросил Мастер заинтересовано подавшись вперед. Про Вангу ему уже рассказали буквально с первых шагов его визита в Восточную Европу и дополнительно проехались по истории с концом света в Болгарии и России (хотя из всей России он и был то всего час в Санкт-Петербурге и дальше заезжать не рискнул, вынеся из краткого курса истории, что приближение к Москве для завоевателей в итоге всегда кончалось плохо.)
- Ажиотаж с их календарем, - сухо пояснил толстяк, которого он во время формирования временного правительства выделил из всех за его способность к аналитике и назначил министром по работе с информационными ресурсами - якобы подходит к завершению эпоха бога солнца Тонатиу и мир ждет очередной конец света...
- Ну, в каком то смысле они правы - хихикнул Мастер, а потом задумчиво пробормотал. - Тонатиу, Тонатиу... что-то мне это напоминает... кажется один из древних языков...А кто там еще фигурирует в истории о конце света?
- Метцли... - раздался ехидный голос из клетки. Доктор сидел спиной к присутствующим и делал вид что поглощен завтраком, но одно ухо предательски развернулось, выдавая интерес к беседе.
- А ты откуда знаешь? - начал было Мастер, потом его глаза расширились и он сглотнул... - Метцли? Метцли?!? Ты издеваешься надо мной мелкий пакостник? Что за историю ты рассказал им на этот раз?!?
- Как всегда, - издевательски-лениво донеслось из клетки. - Историю победы Доктора над Мастером.

- Ну как? - спросил толстяк опираясь о стенку лифта и пытаясь отдышаться после стремительного отступления из зала заседаний.
Генерал поднялся с пола кабинки, куда нырнул после министра красивым перекатом, немного запоздав с реакцией, и осторожно посмотрел в камеру наблюдения, как будто беснующийся в помещении человек мог достать их и оттуда.
- Часовых жалко...

***

Утро прошло под знаком споров и разногласий. Если бы Тайлер верил в приметы, он решил бы, что у него крайне неблагоприятный день для любой активности, а не только с двух и до пяти.
Первый раз Джин проехался по его самолюбию и почкам, когда узнал, что Тайлер не взял записи камеры наблюдения за хранилищем и им пришлось вернуться. В зеркало смотреться было некогда, и Тайлер, быстро оглядев комнату под раздражающе внимательным взглядом Ханта, цапнул со стола единственный предмет, которого он не помнил - бумажный пакет с чем-то твердым внутри, молясь чтобы это были кассеты.
Затем Хант вильнул на полной скорости, объезжая черного кота, который мерзко мяукнул им вслед и чуть не поставил царапину на сверкающий бампер своей малышки. И в этом тоже виноват был, конечно, Тайлер, который по словам Ханта отвлекал его от дороги причитаниями о вреде быстрой езды. Дополнительным фактором убеждения в правоте начальства служило горящее от смазанного удара ухо. Слава богу, драться в Кортине было неудобно, впрочем уворачиваться тоже. К тому моменту как они добрались до управления, оба детектива кипели от сдерживаемого раздражения и готовы были разорвать любого, поэтому не повезло Скелтону.
- Какого черта ты суешь мне эти папки под нос? - взорвался Джин, наступая на бледного от своей храбрости офицера.
- Это отчет шеф, - пробормотал Крис жалобно глядя на Тайлера, который вовсе не рвался вмешиваться в конфликт, возможно переживая за другие органы, которые могли еще уцелеть за сегодняшний длинный день. - Вы же сами сказали вчера, что отчет должен быть у вас на столе. Но там его некуда положить - я проверял.
Тайлер длинно выдохнул и пытаясь успокоиться максимально нейтрально сказал.
- Крис, это — архивные папки.
- Ну да, мы с ребятами отобрали наиболее интересные дела. Простите босс, мы пытались разобраться в Ваших записях, но там все было слишком непонятно. А в центральном офисе запросили статистику раскрываемости, вот мы и отобрали им наиболее интересные дела.
Джин усмехнулся, глядя на то, как лицо Тайлера покрывается красными пятнами.
- Это — твой подчиненный, Дороти. Видно взял от тебя только лучшее, а? - ехидно произнес он и прежде чем заместитель развернулся, чтобы достойно ответить, скрылся у себя в кабинете.
- Ты... ты... - бессильно выдохнул Тайлер, разрываясь между объектами своего негодования, но сдался. - Положи эти чертовы папки на мой стол, Крис. И если я обнаружу хоть одно пятнышко от кетчупа или горчицы на своем отчете ...
- Нет босс. Что вы? - явно повеселел констебль - Я вчера ел сандвич с тунцом и майонезом...
Джин, который задержался у двери, снимая пальто и с любопытством слушал окончание беседы, со сдавленным смешком прикусил губу.

Через час Хант решил, что ему надоело просиживать штаны у себя в кабинете, и уехал расспросить своих информаторов насчет возможного следа от украденных в банке драгоценностей и денег. Кроме того, не следовало забывать и об ограблении ювелирного, которое они так и не раскрыли до конца. Нет, незадачливого грабителя они поймали довольно быстро, чуть ли не на следующий же день и засадили в камеру, хотя Сэм и канючил что-то о презумции невиновности и адвокатах, на что Джин закономерно напомнил ему о показаниях свидетелей. Но вот ни малейшего следа украденного так и не нашли. Тайлер от этом деле почему-то не вспоминал, хотя Джин уже ожидал от своей личной занозы в заднице пространных речей в защиту невинно пострадавших, и преступник до сих пор сидел в изоляторе. Вообще это нехарактерно для Тайлера - , размышлял Джин спускаясь к машине, - такое ощущение что за эту неделю в жизни его маленького DI произошло что-то, заставившее его, хотя бы частично, потерять интерес к пререканиям с шефом и к работе. Опять же этот странный приступ, который одолел его вчера. Несмотря на все усилия Ханта расшевелить его сегодня с утра, заместитель все равно выглядел каким-то задумчивым и непривычно тихим. Это нехорошо напомнило ему те времена, когда Тайлер только пришел в их отдел. Последние несколько месяцев они вроде бы окончательно сработались и Хант как-то незаметно привык, что все внимание заместителя посвящено ему, ну или преступникам, но все равно ему в конечном счете. Тайлер вечно лез из кожи пытаясь что-то доказать, научить его чему-то, переспорить. Нет, он и раньше занимался тем же самым по сути, но с начала лета что-то изменилось и Тайлер перестал отторгать этот мир что-ли. Стал пытаться прижиться. И направил свое пристальное внимание на перевоспитание шефа. Джин и под страхом смерти не стал бы признаваться в этом кому-либо, а тем более самому себе, но когда Тайлер переставал кипеть как маленький злобный чайник и забывал о своем непомерном эго, он мог быть очень ... убедительным. Прямо лиса, а не человек: мягкие жесты, тихий низкий спокойный голос, который хотелось слушать не задумываясь о содержании, улыбка, это выражение доверчивого внимания на лице, которое хотелось оправдывать - недаром вокруг него вилась половина женского отделения, даже когда он ухлестывал за Картрайт. И что у них с Картрайт кстати, вроде бы эта неразлучная парочка перестала быть неразлучной. Может в этом причина?
Джин хмыкнул заводя мотор и почти насильно выбрасывая мысли о странностях заместителя из головы для того, чтобы полностью насладится скоростью и риском, от которого кровь бурлила в жилах не давая даже думать о другом: о неладах с женой, которая все чаще начала уезжать к сестре - противной стареющей мегере, исходящей на него ядом; о том что он пьет все чаще - непозволительно часто и много для своей работы, и началось это с приходом в их контору одного небезызвестного типа; о том, что он изучил конуру, в которой живет Сэм, лучше чем свой собственный дом, хотя никогда не бывал ни у Рея, ни у Криса и понятия не имел где они живут; о том, что сегодня утром он заставил Тайлера вернуться в квартиру только из-за возможности прочесть записку, прикрепленную к холодильнику старым треснувшим магнитиком, над которым он усмехался втихаря, пока Тайлер не видит. А самое главное о том, что, возможно, те странные чувства к своему заместителю, которые он старательно глушил в себе выпивкой, скандалами с женой, случайным сексом, и тщательно спровоцированными драками испытывал не он один.


Продолжение следует, просто оно пока не дописано. Но я выложила здесь интриги ради несколько строчек


Мастер отвлекся от занудливого бормотания собеседника и украдкой зевнул...

... подумал что в следующий раз он будет умнее. Проблема была не в недостатке вооруженной силы или методов запугивания населения. Нет, проблема была в людях....

***

Детектив откинулся на спинку неудобного казенного стула и задумчиво погрыз карандаш. Ничего из просмотренных кадров не вызывало подозрений. Клиенты на камеру не смотрели...

...заманчиво, наверное, примостится под боком у Ханта и ткнуться носом и всем телом в это живое тепло..

-Ты что там творишь, мелкий гаденыш? - сквозь зубы ахнул Мастер, которого аж тряхнуло от мелькнувших на задворках сознания картин. - Я не Вам. - бросил он пораженному визави и торопливо выбрался из глубоких объятий кресла. - Извините мне пора идти. Кажется дома что-то случилось...

***

- А что на камерах внешнего наблюдения? - бросил Саксон и Хант уставился на него как на идиота.
- Тайлер, здесь тебе не Биг Бэн! До нас эти столичные умники с телетрансляцией еще не добрались.

***
- У тебя свидание, Дороти? - осведомился Хант, меряя его свирепым взглядом
- Да, шеф. У меня свидание. - едко отозвался мужчина уже демонстративно взглянув на часы. - И я опаздываю.
- Ну и иди отсюда, гребанный педик! - взорвался Хант поднимаясь из-за стола и нависая над детективом.
На того как ни странно это демонстрация силы не произвела никакого впечатления. Спокойно встав и отряхнув пылинку с рукава Тайлер сладко улыбнулся шефу и прошел к выходу безразлично мазнув полой пиджака по светлому краю пальто, свисавшего со стула. Замер на полушаге, развернулся к застывшему от ярости мужчине и интимно шепнул прямо в красное от прилившей крови ухо:
- Спасибо за понимание, Джин.

Вопрос: Ну как?
1. Понравилось 
5  (83.33%)
2. Не понравилось 
1  (16.67%)
3. Пока не знаю 
0  (0%)
Всего: 6

@темы: Сэм Тайлер, Кольцо

21:11 

А могло быть и так

В жизнь особенно интересно играть, когда выясняешь что правил никто не знает
23.11.2011 в 01:23
Пишет iretro:

А могло быть и так
А могло быть и так....

Название: Чужое место.
Персонажи: персонажи LoM и DW
Жанр: кроссовер, джен (и так им и останется)
Дисклеймер: Да я вообще ни на что не претендую\Где я - где BBC

читать дальше

URL записи

@темы: Сэм Тайлер

13:07 

Часть 1.7 Тайлер. Дело об ограблении банка. Доппельгангер (Манчестер, ноябрь 1974)

В жизнь особенно интересно играть, когда выясняешь что правил никто не знает







Часть 1. Глава 7
Тайлер. Дело об ограблении банка. Доппельгангер


Манчестер (ноябрь 1974)


- Привет, Нельсон! Мне как обычно. - Джин шумно плюхнулся за стойку и приглашающим жестом расчистил вокруг себя пространство для высокого парня в несколько великоватой ему форменной куртке.
В ответ на заинтересованный взгляд Нельсона инспектор ухмыльнулся и произнес:
- А это новый дружок Тайлера, из Хайда. Хочу познакомить с парнями и поболтать немного. Точнее сначала поболтать, а потом познакомить.
- Ваши сидят вон за тем столиком, - кивнул Нельсон и протирая бокал ехидно спросил у новенького. - А тебе мой рыцарь насколько я понимаю диетической колы?
Костан недоуменно взглянул на Джина, с каменной физиономией осматривающего свой стакан, потом на вежливую улыбку Нельсона и спросил:
- Это какой-то новый напиток, да? Или шутка? - помолчав добавил сквозь зубы. - Мы в Хайде конечно не знаем ваших Манчестерских приколов, но это уже не смешно. Сначала на дежурном пункте смеялись, когда выяснили что я попал к аварию, хотя я не сказал бы, что сотрясение это забавно. Потом эти странные вопросы насчет того какой сегодня год на дворе. А еще пол-отделения хихикали у меня за спиной, когда мы с детективом Тайлером выходили из Вашего кабинета, сэр. А теперь выясняется, что и в баре я белая ворона!
- Эй парень, тише, тише! - поднял ладони вверх Хант. - Просто мы все любим нашего Сэмми-боя. И часть этой большой и чистой любви перепала тебе.
- Я заметил. - процедил Джозеф, но тем не менее сел посвободней и расправил плечи. - Мне пива, пожалуйста.
- Ну, по крайней мере, он такой же вежливый. - заметил Нельсон в никуда.
- И вспыльчивый. - кивнул ему Хант.
Через некоторое время, Джозеф уже вполне мирно и тихо пересказывал Ханту события сегодняшнего дня. Впрочем, с его точки зрения, событий было не так уж много. Насколько он мог заметить все вели себя так как и должны были. Не считая, конечно, что после каждого вызова на допрос, который проводили два констебля из Регионального Отделения, разговоры о вчерашнем событии вспыхивали с новой силой. Поскольку он был новенький ему с одной стороны было легче завести разговор, а с другой работники банка все еще относились к нему настороженно. Тем не менее, ничего нового никто пока не рассказал. Из возбужденных сплетен он вынес только одно ценное наблюдение: копы Литтона получили еще меньше информации чем выбил днем ранее Тайлер, поскольку сейчас им с малыми вариациями пересказывали одну и ту же отработанную до мелочей за два дня допросов версию, в которой, кстати, не фигурировало камер. И еще он договорился с директором об осмотре хранилища на завтрашний вечер, когда уйдут все остальные работники банка и закончит работу вторая группа экспертов, также присланная от Регионального Отдела. Кроме того, под угрозой привлечения к делу старшего детектива инспектора (в ответ на эту новость Хант заинтересованно хмыкнул) Розен отдал ему кассеты наблюдений за день поломки камеры. Их всего три, но их негде посмотреть.
- Нет проблем, отдашь Тайлеру - пожал плечами Хант. - Он завтра посмотрит. Ты, я надеюсь, знаешь что вы с ним по одному адресу?
- Да, сэр. - кивнул констебль. - Мне уже сказали на дежурном пункте. Квартира 25А. Я живу этажом выше, насколько я понял. Детектив-инспектор с утра говорил, что возьмет для меня ключи. Собственно, я рассчитывал что встречу инспектора Тайлера здесь.
Джин нахмурился и оглянулся на столик где сидели подчиненные.
- Босс, Джозеф, они называют его босс. И тебе тоже надо, наверное. Ладно, отложим пока знакомство с ребятами. Тайлер сегодня смылся, гаденыш, под предлогом поболеть, так что тебе лучше поторопиться пока он еще в состоянии открыть кому-нибудь дверь. Хотя насколько я понимаю замок там должен быть все еще сломан. Заодно проверишь как он там. Этот хлюпик обычно болеет долго и со вкусом, а мне он нужен уже завтра в отделе, так ему и передай. И если не явится сам, Джин Джини приедет и выбьет из него все это медицинское дерьмо, которым наверняка накачала его Картрайт.

***

Сэму было почти так же плохо как и в тот раз когда его обкололи нейростимуляторами (хотя Филлис и утверждала потом что это был ЛСД, добавленный в бутылки с лимонадом в одном из ночных клубов, где они проводили операцию). Однако, что с ним случилось теперь он не представлял. Он точно ничего не ел и не пил с утра. Тот странный бред, который он принял за воспоминания о сегодняшней ночи, конечно не мог быть правдой, и являлся, скорее всего, побочным эффектом неизвестной болезни. Поэтому теория о том, что это последствия похмелья также себя не оправдывала. Да и какое должно быть похмелье (даже если допустить что он и правда выпивал со своей галлюцинацией на борту воздушной авиа базы) с одной бутылки скотча? Не бывает такого.
Картрайт, не добившись от него внятных объяснений случившемуся, заключила, что это возможно ангина (судя по быстрому повышению температуры и ознобу) и на всякий случай велела выпить две таблетки пеницилина, лечь в постель и по возможности пить что-нибудь теплое. Некоторое время Сэм даже выполнял последнее предписание с ее помощью и получал, хотя бы таким образом, некоторое извращенное удовольствие от своей болезни. Но после восьми вечера Энни убежала, как она сказала, на свидание. Единственное на что хватило сил Тайлеру - это оборвать ее сбивчивые извинения замечанием о том, что они расстались по обоюдному согласию (ну да как же... он полмесяца бегал от девушки и разговоров об этом, и после нескольких неудачных попыток Энни самостоятельно и без всякого его содействия перешла в категорию друзей), и он очень рад за нее. После того как она с облегчением, перемешанным с изрядной долей скепсиса, выслушала это полуофициальное подтверждение своего статуса, он еще нашел в себе силы с застывшей на губах вежливой улыбкой проводить ее до двери, подпереть саму дверь стулом и рухнуть на сбитые в комок влажные от пота простыни. На этом организм сказал решительное хватит на все попытки хоть как то привести его в чувство и Тайлер провалился в полуобморочный сон.
Очнулся он от будоражащего запаха специй и от характерных позвякиваний и шорохов, доносившихся из кухни, и говоривших о внеочередной инспекции холодильника и электроплитки.
- Пришел в себя? - невысокий мужчина полуобернулся, вытирая мокрые руки о фартук Тайлера, охватывавший узкую талию. - Извини за побочные эффекты. К утру поставлю на ноги.
Он подошел к кровати с кружкой, исходящей ароматным паром с резким смутно знакомым запахом. Когда Тайлер смог разглядеть лицо за изменчивой игрой полутеней, он с истерическим фатализмом понял, что это очередной кошмар. Судя по тому, что ему удалось вспомнить о прошлой ночи: девочка с клоуном временно сдала свою вахту его двойнику.
Саксон, кажется так он представлялся прошлый раз, уловив его бессильную попытку отползти в угол кровати, отставил кружку и резко прижал его плечи к матрасу нависая сверху. На секунду Тайлер поплыл, не понимая где он: снизу - барахтается пытаясь вырваться из захвата, или сверху - смотрит на это с достаточно неприятной усмешкой.
- Тише, парень. - усмешка сменилась смущенным выражением лица, которое странным образом оставляло убеждение, что любое злодейство совершенное этим конкретным персонажем — не более чем невинная шалость, да и та от непонимания ситуации. - Мы же обо всем договорились, помнишь? Я иногда заглядываю к тебе в гости. Ты — ко мне. - нахмурившись он добавил. - В крайних случаях.
Почему то это маленькое своеобразное проявление эгоизма убедило Тайлера в реальности ситуации больше чем усилия психотерапевта, возьмись тот анализировать этот бред. К тому же, странный тяжелый взгляд, которого он никак не мог избежать в такой позиции, постепенно лишал его воли.
Саксон на секунду прижмурил веки, как довольный кот, и спросил:
- Что ты помнишь?
- Тебя зовут Гарольд Саксон. - неуверенно пробормотал Сэм, чувствуя, что истратил на сопротивление последние силы. - Ты из 2009. Ты показывал мне ... - даже в теперешнем состоянии его всего передернуло от воспоминаний о том, во что превратилась демонстрация возможности проникновения в параллельную вселенную. - как ты можешь очутится здесь.
- Хороший мальчик,-мурлыкнул собеседник и, осторожно придерживая за плечи, усадил Сэма на кровати. - А теперь выпей.
- Что это? - поморщился от бьющих в нос ароматов Тайлер.
- Имбирный тодди с добавками. - проворчал мужчина, буквально силой вливая в детектива лекарство, которое, впрочем, на вкус оказалось довольно приятным. - Считай, легкий стимулятор. Тебя так штормит из-за моего перемещения. Скорее всего надел активатор часа два-три назад. Надел, надел, - кивнул он в ответ на невнятное бульканье. - Кольцо помнишь? Вот он самый и есть. Держит меня здесь как якорь. - усмехнулся Саксон. - Кстати, забыл сказать - оно не снимается, только вместе с пальцем.
Переждав волну возмущенных барахтаний, во время которых половина горячей жидкости оказалась на Тайлере, мужчина пожал плечами:
- Ну а чего ты хотел? Уж какой есть. Зато со мной тебе будет весело. Да и бывать я буду здесь не каждый день, а только когда меня там совсем достанут. Понимаешь... - мужчина наклонился и глаза с хаотично плавающими в радужке золотистыми искорками оказались совсем близко. - У тебя не слышны барабаны. Совсем!
Тайлер не понял почему, но этот факт, по видимому, доставлял Саксону почти физическое удовольствие.
- Никаких барабанов. - тягучим шепотом повторил тот почти касаясь губами уха Тайлера. - Но долго я быть здесь не могу, иначе ты умрешь, или ... сойдешь с ума. - вероятно, чтобы показать Тайлеру весь оптимизм ситуации мужчина задумчиво нахмурился и добавил. - Нет, пойми, я не против, но тогда игра слишком быстро кончится. И мне все равно придется уйти.
Тайлер в которого перестали тыкать кружкой перевел дыхание и с сарказмом отчаянья прохрипел:
- А меня как всегда ни о чем не спросили. Ну что за мир?!?
- Да ладно тебе. - ухмыльнулся Саксон поудобнее примащиваясь на кровати и давая Тайлеру комом повалится обратно. - Не все так плохо. Все основные симптомы пройдут уже этой ночью. Собственно, пока я рядом тебе ничего не угрожает в ближайшей перспективе. Только не вздумай никуда уезжать из города.
- Почему? - нашел в себе силы уточнить эту самую перспективу Тайлер.
- О, все довольно просто. - рассмеялся собеседник. - Помнишь я тебе показывал как работает парадокс Тарского? - насладившись ответной гримасой отвращения, он удовлетворенно кивнул и продолжил. - Ну так вот, активатор, точнее оба активатора, - он показал точно такое же кольцо на пальце. - позволяют этому парадоксу осуществляться. Фактически, сейчас я занимаю твое место в пространстве этой вселенной. Естественно с определенной долей вероятности. Чем я дальше от тебя, тем она ниже и вселенная пытается нейтрализовать парадокс. Эти штучки - он весело махнул рукой - рассчитаны на площадь современного Манчестера, точнее моего Манчестера, так что в определенной степени мы независимы друг от друга. Но некоторые процессы даже они не смогут нейтрализовать, поэтому твой организм и психика вынуждены перестраиваться. - мужчина задумчиво нахмурился и ухмыльнувшись бросил. - Воспринимай сегодняшний день как потерю девственности, парень. Сначала больно, потом начнешь получать удовольствие.
- Пошел ты! Чертов допельгангер, - прохрипел Тайлер и уплыл в горячечный сон, продолжая видеть перед собой ехидную усмешку собеседника.
Тот кивнул, глядя на дрожащего в ознобе человека и пробормотал:
- Это ты верно заметил, а больше тебе пока знать и ни к чему, малыш.

***
Телефон зазвонил так неожиданно, что Мэтью уронил сорочку, которую несколько минут задумчиво разглядывал, размышляя уложить ее в чемодан или нет.
Нехотя он коснулся прохладного пластика.
- Да? Ломан слушает. - привычные протокольные фразы сами выскочили давая ему возможность собраться мыслями.
- Мэтью, - глубокий приятный бас в трубке пророкотал что-то доброжелательно приветственное и Ломан некоторое время на автомате обсуждал погоду, котировки, сослуживцев попутно оглядывая комнату и полусобранный чемодан и прикидывая, забыл он что-нибудь или все же нет.
Билеты он заказал сегодня днем, улучив минуту позвонить секретарше в общей суматохе. Слуг и экономку отпустил еще раньше, предупредив, что возможно недели через три заедет домой, но постарается сам о себе позаботится.
Наконец, усилием воли ворвавшись в секунду перерыва в плавной речи собеседника, он спросил:
- Джордж, извини, я тут собираю вещи. Ты не против — мы договорим после? Или у тебя что-то срочное?
- А ... да, конечно. - смутился собеседник. - Да, Сьюзан определенно мне что-то такое говорила про твой отпуск. Мексика кажется? Поздравляю! По-крайней мере, там нет этой унылой мороси... Я, собственно, хотел спросить: не знаешь ли ты что-нибудь о молодом Беркли? Ну, Джон Беркли — секретарь Уиллиса. Он не вышел сегодня на работу, а мне позарез нужны данные об этих асбестовых компаниях.
- Нет, Джордж, - холодно ответил мужчина, взглянув на темный локон, уложенный в прозрачном пакетике поверх остальных вещей. - Я не думаю что у парнишки есть членство в моем гольф-клубе. Загулял где-нибудь, возможно.
- Ну, да. - смутился собеседник, но трубку не положил.
- Ты можешь взять данные по асбесту у Сьюзан, Джордж. - потянув паузу усмехнулся Ломан. - Уж если вы с Уиллисом договорились. Я позвоню ей завтра.
Собеседник рассыпался в горячих благодарностях и наконец-то освободил линию. Мэтью задумчиво покачал головой: еще неделю назад он воспользовался бы этим крючком, чтобы зацепить Джорджа Хартона и получить его голос. Надо же, секретарь генерального президента раздает засекреченные данные. Неужели он, Ломан, выглядит настолько идиотом, что ему можно скормить эту сказку, воспользовавшись его временным отсутствием в офисе?

***

Тайлер очнулся снова от настойчивого стука в дверь. Или это в голове у него так стучало? Тело как будто прижали к кровати огромным прессом из сжатого воздуха, который отказывался проникать в легкие, и медленно, с особым садизмом, вытягивали жилы. Мимо проплыл странный оранжевый завиток, потом зеленый, клубочком завихрилась голубая струйка. Каким-то участком сознания Тайлер расшифровал, что так он видит звуки. Некоторое время он с вялым любопытством следил за сменой цветов, пока на него не упала опорная стена дома и не наступила темнота.

Костан постучал снова. Из квартиры детектива-инспектора послышались невнятные ругательства и через некоторое время дверь приоткрылась, выпуская начальника и сразу же закрылась снова. Тайлер смотрел на него достаточно хмуро, чтобы осознать, что беспокоить за полночь больного человека гораздо хуже, чем ночевать на улице. Хотя детектив не выглядел больным. Скорее он выглядел забавно в начищенных ботинках, брюках отглаженных до острых стрелок, белой рубашке с закатанными рукавами и расстегнутом на две пуговицы воротом и стареньком фартуке в бело красную полоску. В одной руке инспектор держал надкусанный сандвич.
- Ну? - неприветливо буркнул он со странным выражением лица разглядывая Джозефа.
- Я за ключами, сэр, - отрапортовал тот и после секундной заминки добавил. - босс.
Тайлер усмехнулся и протянул руку. Джозеф ощутил как теплые пальцы мазнули по его виску и запоздало отшатнулся, подумав, что прозвища, которыми сыпал Хант, похоже имели под собой причину. Мужчина скривился, как будто Костан произнес это вслух, молча развернулся и скрылся за дверью.
Через некоторое время, полное глухих проклятий и невнятных шебуршаний, дверь выпустила еще более хмурого детектива, который держал теперь в одной руке ключи, а в другой носовой платок.
- Вот, - буркнул он протягивая предметы и добавил непререкаемым тоном, пристально разглядывая смущенного парня. - Ты испачкался!
Джозеф почти против воли повозил шершавой материей по виску и щеке и неловко отдал ее, сам не понимая зачем это делает.
Брезгливо приняв вещицу обратно Тайлер выжидательно уставился на констебля. Через некоторое время, когда молчание достигло критической плотности, инспектор покачался на носках и сварливо добавил:
- Кассеты.
Костан дернулся от неожиданности и еще более неловко достал из-за пазухи сверток, про который совсем забыл.
Одарив его еще одной неприятной усмешкой, детектив молча развернулся и скрылся у себя, захлопнув дверь.
Джозеф еще некоторое время потоптался на пороге соображая, что забыл также передать и предупреждение Ханта, даже занес было нерешительно руку, но потом, передернув плечами, устремился наверх. У него было еще одно дело и сейчас ему было не до странностей нового начальника. Собственно все это ненадолго.

Саксон небрежно бросил на стол кассеты и задумчиво поглядел на свернувшегося на кровати калачиком мужчину.
- Забавные у тебя подчиненные, Сэм. - произнес он с непонятной интонацией, накрывая Тайлера одеялом и усаживаясь в кресло с еще одним сандвичем в руке.
Детектив пробурчал во сне что-то смутно благодарное и закутался поплотнее.
Его двойник, вольготно развалившийся в старом кресле, что Тайлеру никогда не удавалось, смотрел на него блестящими в полутьме глазами и пытался понять, на что похоже это странное ощущение, когда есть о ком заботиться. Пожалуй, в некоторой степени, оно ему даже нравилось, особенно когда не отвлекал настойчивый грохот барабанов. Взглянув на часы, он убедился, что время приема следующей порции взвара, который тихонько булькал на плите, еще не наступило и удовлетворенно улыбнулся. Пожалуй, новая игра ему нравилась все больше и больше, не говоря уже о практической пользе.

@темы: Сэм Тайлер, Кольцо

15:02 

Ладно, это была шутка. Я не хочу порочить светлый образ маленького адмирала

В жизнь особенно интересно играть, когда выясняешь что правил никто не знает
Пишет iretro:
19.11.2011 в 20:59


Или допустим вот так:
;-) Надо перечитать Буджолд.

URL комментария

@темы: Случайное, Доктор Кто

19:28 

Доктор - Мастер. Исчезновение.

В жизнь особенно интересно играть, когда выясняешь что правил никто не знает
Гм...
Ну не получилось у меня в стиле Чародеев, с большой толпой народа.... И даже в стиле Холмса с убийцей-дворецким и собакой Баскервилей воющей за дверью. И даже джен не сильно получился.
Но, по крайней мере, Доктор действительно исчезал...

читать дальше

@темы: Случайное, Доктор Кто

17:55 

Часть 1.6 Тайлер. Дело об ограблении банка. Прошлое (Манчестер, ноябрь 1974)

В жизнь особенно интересно играть, когда выясняешь что правил никто не знает







Часть 1. Глава 6
Тайлер. Дело об ограблении банка. Прошлое


Манчестер (ноябрь 1974)


Джин насмешливо наблюдал, как Тайлер обхаживает директора банка, уговаривая его взять на некоторое время нового охранника. Розен утирал платочком пот с широкого лба оголенного залысинами, бросал умоляющие взгляды на старшего детектива инспектора, оттягивал воротничок оставляющий красные полосы на пухлой шее, пока Тайлер напористо монотонным голосом, в четвертый раз, перечислял ему что они хотят.

Ханта искренне восхищала эта способность заместителя не слышать обычных людей, уделяя в то же время повышенное внимание и заботу всяким подонкам и извращенцам. В какой-то степени это напоминало ему его собственную манеру выбивания свидетельских показаний и признаний, только в новом извращенном виде занудливого психологического давления. Тайлер похоже сам не замечал, что быстрой очередью протокольных фраз, перемежающихся вопросами (которые были по сути своей риторическими, поскольку не дожидаясь ответа, он начинал по новой грузить человека) он вгоняет собеседника в ступор.

Наконец Джин отлепился от стенки, которую подпирал все это время и положив руку на плечо помощника растягивая гласные и угрожающе глядя на директора сказал:
- Тайлер, утихни — он уже согласен!
- Но ... - залепетал Розен, - из каких же ресурсов мы будем ему платить? У меня и так большой штат...
- А я что не сказал, что зарплата не нужна? Это же работа под прикрытием и всего на несколько дней. - удивился Сэм.
Одновременно с этим Хант скрестив руки на груди процедил:
- Вы найдете деньги! Возьмите из зарплаты своего охранника.
Маленькие глазки директора перебегали с одного детектива на другого, пока эти двое мерили друг друга взглядами.
- Это левая зарплата. - наконец медленно сказал Тайлер откидываясь на спинку стула.
- Это достоверность, идиот. - выругался Джин, проклиная принципиальность помощника. Ну да, это была и левая зарплата тоже, в конечном счете им не так уж много и платят чтобы пренебрегать возможностью заработка.
- Я могу и бесплатно. - подал голос Костан тоже с любопытством наблюдавший эту сценку.
И тут оба детектива проявили удивительное единодушие смерив его пренебрежительными взглядами и прорычав свои синонимы слову "Заткнись!": Тайлер повежливее, Хант откровенно грубо.
- Ладно, - сдался Тайлер, взглянув на часы. - Но только потому, что сейчас припрутся ищейки Литтона.
Джин усмехнулся и под его пристальным взглядом директор покрывшись нервными красными пятнами составил договор о приеме на работу и неохотно достал из сейфа аванс.
На пороге Сэм остановился и тихо утвердительно сказал:
- Помните, мистер Розен, мы обратились к Вам, потому что у вас единственного есть алиби на момент, когда была сломана камера. Однако, если кто-нибудь узнает что у вас работает не простой охранник, а ...
- Короче у нас будет повод прогуляться в участок. - прорычал Хант и ухватив помощника за предплечье вытолкнул из кабинета.
Джозеф остался сидеть вопросительно глядя на новое начальство.

***

- Тайлер, какого черта ты сделал с моим отделом? - возмутился Джин спустя час выходя из кабинета и заставая всех незанятых в данный момент работой на улицах сотрудников склонившимися над архивными папками.
Сэм поднял отяжелевшую голову от бумаг со статистическими данными и поглядел на него затуманенными глазами, в которых до сих пор мелькали колонки цифр.
- Готовлю отчет, шеф. Делегирую ответственность. - детектив потянулся и мечтательно сказал. - Эх мне бы сюда мой Apple и централизованную СУБД с распределенным доступом.
Хант заинтересованно выслушал этот бред и даже потратил несколько секунд пытаясь его понять. Потом огляделся и громко хлопнул в ладоши:
- Ладно ребята. Бросайте эти гребанные бумажки и марш на обед! А ты Тайлер в мой кабинет, живо.

Сэм некоторое время с досадой понаблюдал как сотрудники оживленно переговариваясь с облегченными смешками потянулись на выход и вздохнув поплелся к шефу. Шея болела, в голове уже мутилось от официально протокольных фраз, а желудок сжимало голодными спазмами. Непонятное настроение Джина тоже не добавляло оптимизма относительно ближайшего будущего. Шеф вообще подозрительно тихо сидел у себя после их возвращения из банка и даже не обращал до этого момента внимания на самоуправство зама.

На столе у Ханта стояла небольшая коробка из которой выглядывал уголок деревянной рамочки для фотографий. Сэм с любопытством вытянул шею, припоминая, кто мог пронести это в кабинет.
Джин, который сидел в своей любимой позе - закинув ноги на стол, и лениво листал какую-то записную книжку, заметив Тайлера метко закинул ее в коробку, откуда по-видимому и взял, и неестественно мирным тоном сказал:
- Тут мальчишка твои вещи привез, из Хайда.
- Какой мальчишка? - удивился Сэм и тут до него дошло. - Погоди, ты хочешь сказать Джозеф закинул тебе мои вещи... и это было с утра ... и... все это время ... ТЫ В НИХ РЫЛСЯ, ДЖИН!!!
Сэм возмущенно уставился на шефа нимало не смущенного таким оборотом.
- Ну да. - подтвердил Хант вставая и вытягивая из верхнего ящика сейфовой тумбочки скотч. - Надо же знать что затевают эти психованные любители инспекторских проверок и подстав из твоего бывшего отдела.
- Это МОИ вещи, Джин. - под невинно-непонимающим взглядом, которым его одарили в ответ, Тайлер с удивлением почувствовал всю слабость своей аргументации. "Ну да, " - говорили прозрачно голубые глаза шефа - "Я прекрасно знаю что это ТВОИ вещи, Сэмми-бой. Стал бы я еще в них рыться в другом случае?"
Сэм беспомощно вздохнул и резким жестом придвинул коробку к себе.
- Надеюсь ты хотя бы все положил обратно. - уже более миролюбиво проворчал он.
Начальник усмехнулся и сделал большой глоток.

Джина позабавило, что Тайлер так быстро сдался. Может эти вещи и не имеют для него такой уж ценности? Учитывая настойчивый интерес, который до сих пор проявлял к нему Морган и нерешительность самого Тайлера, хотелось бы чтобы это было так. А то еще передумает - ностальгия, друзья, все такое... а они только вроде бы сработались ... и у него даже кулаки уже не так чешутся, когда он видит этот надменно вздернутый нос пуговкой.
Конечно, когда Костан поставил на его стол коробку и сказал, что там вещи Сэма, первой реакцией было отдать, и забыть об этом. Но Хант, сам не понимая зачем, осторожно снял ее со стола и переставил в угол, и только затем вызвал Тайлера. Потом они поехали в банк, а когда вернулись Джин уже и забыл что коробка у него. Нет, он время от времени поглядывал на нее, лениво листая сегодняшнюю газету, а потом увидев краем глаза как Тайлер строит офис, понял что Сэму все равно будет сейчас не до разбора мелочей, без которых он прекрасно обходился уже больше года. Почему бы тогда не удовлетворить свое любопытство, в конце концов Сэмми-бой так редко и мало говорил о Хайде, может ему есть что скрывать?
Хант снова переставил коробку на стол и убедившись что все в отделении, включая Тайлера, согнулись над своими столами, залез внутрь.
Ну не так то много было и вещей, прямо скажем... Дешевенькая рамка с групповой фотографией. Сэм улыбается насмешливо прищурив глаза, рядом положив руку ему на плечо стоит Морган, вокруг еще несколько парней, вероятно бывший отдел. Значит Сэм был заместителем начальника и там. Хант удивленно поднял брови, честно говоря он редко мог наблюдать такое выражение лица и расслабленную позу. Большую часть времени Тайлер ходил мрачный, невыспавшийся, нервный и с таким выражением лица как будто ему не терпится залезть на крышу и броситься оттуда, или по крайне мере всех перестрелять.
Значит в Хайде ему было хорошо. Зачем же он перевелся?
Еще в коробке лежала стопка блокнотов перехваченных резинкой. Открыв один из них Хант убедился что это были записи по делам, которые вел Сэм. Судя по стилю там он был таким же правильным занудой, как и здесь. Интересно почему их отправили сюда? Это же наполовину служебная информация. И дела старые, двух и трехгодичной давности, здесь они ему точно не пригодятся. Из одного блокнота выпала пожелтевшая газетная вырезка "Инспектор полиции предотвратил ограбление". С черно белого зернистого снимка на Ханта смотрел совсем молодой Сэм. Надо же до чего худой, и еще более похожий на девчонку чем сейчас. Одна рука на перевязи. Помнится, в тот раз, когда он застал Сэма привязанным к кровати, он не заметил никаких шрамов, хотя вот в статье - "пулевое ранение". Любопытные дела творятся у них в Хайде.
Большую часть пространства коробки занимали аккуратно оформленные в застекленные рамки сертификаты и награды. Хант с интересом посмотрел на еще одну фотографию, где Сэм среди других таких же юнцов напряженными глазами следил за полетом своей академической шапочки. Значит заканчивал университет. Хант еще раз перерыл все сертификаты, но диплома об окончании университета или колледжа не нашел. Насколько он помнил в Хайде университета не было... Почему то в коробке валялась еще маленькая пластиковая игрушка. Хант с любопытством повертел ее в руках, пока до него не дошло, что игрушка изображает самого Сэма, причем одетого так же как он одевается сейчас. Выражение кукольного личика, даже несмотря на отсутствие рта, было грустным. Джин ухмыльнулся и осторожно положил ее обратно. На самом дне лежали: бархатная коробочка, растрепанная стопка газетных вырезок и маленькая кожаная записная книжка. Вырезки особого интереса не представляли: знакомая галиматья из будней полицейского отдела - Куин строчит точно такую же о них. Тайлер нигде не упоминался. Хотя, спохватился Хант, надо же искать Уильямса. Эта фамилия проскользнула пару раз без особых эмоций. А вот и дело с ограблением. Информация по большей части повторяет ту, что он уже прочел в первой газетной вырезке.
В бархатной коробочке лежала печатка - гладкая поверхность со стилизованной буквой М, металл похожий на серебро приятно холодит кожу. Кольцо не выглядело новым, скорее было похоже что его регулярно носили и ухаживали. Внутренняя поверхность менее блестящая, значит снимали нечасто. Интересно что это значит и почему Тайлер оставил его в Хайде. Хант с неохотой положил коробочку обратно и взял записную книжку. Плотные страницы были абсолютно пустыми единственная надпись на первой странице обрывалась размашистой чертой, как будто ручка скользнула по бумаге.
Джин недоуменно поморщившись прочитал еще раз: "Помни, 27 декабря 1976, в первом ящике стола...". Какая необходимость помнить что-то, что еще только должно произойти? Почерк был намного ближе к почерку Сэма чем в блокнотах, хотя за два года и одну автокатастрофу человек имеет право немного поменять наклон и очертания нескольких букв.

Сэм без особых эмоций посмотрел на коробку. Его вещи. Из Хайда, которого он не помнит. Вряд ли стоило надеяться найти там свой любимый iPod.
Интересно кто ее собирал? Или они просто вытряхнули ящики стола? Был у него там стол? Конечно был! Сэм даже фыркнул. Не стоя же он работал. Тогда почему вещей так мало? По размеру коробка была чуть крупнее коробки из под обуви. Собственно, приглядевшись, Сэм понял что это и была коробка из-под обуви. Сам собой в голове сформировался рекламный слоган "Наша обувь найдет вас везде". Да, годы под влиянием голубого экрана двадцать первого века очевидно не прошли даром.
Хант что-то сказал и Сэм перестал гипнотизировать свое овеществленное прошлое взглядом.

- Что ты думаешь о новичке? - повторил Джин, с интересом наблюдавший за игрой эмоций на лице своего странного по любым меркам зама. Сначала он погрустнел (ну тут удивляться не стоило, это его любимое состояние "Оставь меня начальник, я в печали"), затем по губам мелькнула мечтательная улыбка оборвавшаяся хмыканьем. Потом нахмурился и в завершение очень ехидно ухмыльнулся. Любопытно о чем он думал. Наверное знает что внутри. Собственно конечно знает, это же его вещи. - Новичок! - еще раз более требовательно повторил Хант.
- Да вроде бы нормальный парень. - пожал плечами Сэм. - Мы договорились сегодня пойти к Нельсону. Я его с ребятами познакомлю, он мне расскажет что успел обнаружить, если успел.

Выйдя от шефа, который в благодушном настроении устроился в кресле читать Манчестер Сити Ньюс, Тайлер взглянул на часы и обнаружил что осталось только пятнадцать минут до конца обеда. Желудок взвыл, намекая что он, в принципе, теоретически знает про язву, и если хозяин хочет, может познакомить их лично. Но, с другой стороны, решил Тайлер, перебирать свои бывшие вещи под любопытное сопение Криса и сочувствующие взгляды Энни не хотелось. А значит он быстренько взглянет что внутри и побежит есть.

Фотография вызвала скорее негативные эмоции, чем позитивные, потому что на ней Морган весьма собственническим жестом прихватил его за плечи, и выражение лица у самого Сэма было очень глупым. Пролистав пару блокнотов, он, недоуменно передернув плечами, отложил их в сторону: ему и так хватает возни с архивными делами, спасибо Ханту. С любопытством перебрал сертификаты: повышение квалификации, переподготовка, обучение восточным единоборствам (ну-ну хмыкнул Тайлер вспоминая драку с шефом в больнице, больно они мне помогли против этой огромной туши) - в принципе стандартный набор, в 2006 у него стене тоже висели такие. Определенный интерес вызвали газетные вырезки и он даже полюбовался на свое решительное лицо на одной из смазанных фотографий. В конце концов остались только три непонятных вещи: маленькая пластиковая фигурка, которая смутно напоминала ему о чем-то неприятном, бархатная коробочка и записная книжка, которую листал Хант, перед тем как он вошел.
Он решил начать с записной книжки. Уж если она привлекла внимание Джина, значит в ней должно быть что-то интересное. Некоторое время Сэм озадаченно вертел ее и даже попытался распотрошить обложку, пока не углядел краем глаза, что шеф, подавшись вперед и отодвинув газету, внимательно за ним наблюдает. Да, если в ней и было что-то интересное - оно было написано симпатическими чернилами. Сэм быстро отбросил мысль попросить у Джина зажигалку и торжественно сжечь книжку прямо у того на глазах. В конце концов его и так все считают психом. Рассеянно представляя себе эту картинку и свой злодейский безумный смех, Сэм машинально закинул книжку в первый ящик стола вместе с непонятным пупсом и взял в руки последний предмет. Печатка? Сэм повертел вещицу в руках - он никогда даже колец не носил! На всякий случай он примерил и простенькое украшение легко скользнуло по безымянному пальцу, как будто всегда там и было. Сэм сжал пальцы правой руки в кулак и обвел указательным пальцем левой контуры буквы М.

Перед глазами мелькнуло неясное воспоминание. Он, чуть сгорбившись, сидит за длинным овальным столом. На нем черный костюм, как и те что он носил в своем времени, галстук слегка ослаблен. Внезапно он оживляется, снимает галстук и манерным жестом достает из внутреннего кармана пиджака странный предмет, похожий на навороченную авторучку. Что-то говорит. Звука нет. .... Вспышка ... Снова то же помещение, он уже без пиджака, рукава рубашки закатаны, ворот расстегнут, в руке стакан с плескающимся на дне янтарным напитком. Очень странный ракурс, как будто Сэм видит себя глазами человека сидящего напротив... Вспышка ... Там же, но лампы приглушены и стоит рассеянный полумрак. Судя по расслабленному лицу и неуверенным движениям он уже прилично накачался. Протянув руку, он осторожно снимает покрывало с большой клетки. Изображение приближается как-то рывками, как будто наблюдателя тоже изрядно штормит. В клетке лежит какое-то маленькое хрупкое животное, похожее на уродливого человечка. Сэм вгляделся до боли в глазах... В ушах отдалось сказанное его голосом "Ну это же Доктор". И Сэм вспомнил.

Он очнулся от того, что какой-то очень заботливый идиот выплеснул на него стакан воды.
- Босс, что случилось? - над ним склонились Крис и Энни. За их спинами нависал Хант и, судя по настороженному гулу, чуть подальше толпилось все отделение.
- Хотел бы я знать. - пробормотал Сэм, садясь на полу и осторожно потирая затылок, которым он по-видимому об этот самый пол и приложился.
- Вы кричали. - обеспокоенно заметил Крис.
- Что?
- Ты кричал "Оно проклято! " и "Мастер грядет!" и пялился на свое кольцо - ехидно просветил его Хант.
- ЧТО?
Энни фыркнула и сказала:
- Шеф, вы опять насмотрелись "Доктора Кто"?
Хант смутился и пробурчал что-то про то, что на выходные миссис таскала его к своей сестре и он целый день провел в окружении ужасных маленьких мерзавцев, совсем как Тайлер, которые силком заставили его смотреть телевизор.
Положив на лоб Сэма прохладную ладошку Энни озабоченно сказала:
- Не верь ему Сэм, ты просто вскрикнул и упал в обморок. Я видела это лично, потому что мы с Крисом как раз возвращались с обеда. И, по-моему, у тебя жар.
- Ясно. - разворачиваясь скучающим тоном протянул Хант. - Дороти идет домой, болеть, а я иду в бар спаивать пополнение.
Посмотрев на столпившихся вокруг людей он подобрался и рявкнул:
- А вы, стадо бездельников, быстро доделывать свои архивные делишки и чтобы к концу недели отчет лежал у меня на столе. Крис - ты за главного. - уловив за спиной возмущенный писк заместителя, Хант разъяренно добавил. - Картрайт, уведи это горе с глаз моих, пока я сам его не прибил.
И уже удаляясь к себе возмущенно пробормотал, вроде бы тихо, но с расчетом что Сэм услышит.
- Что за помощник мне достался: половину времени ловит розовых слоников под кайфом (и где только находит!), а вторую половину лежит пластом и болеет. А третью - несет всякую чушь...
- Третьей половины не бывает. - заметил Тайлер с кряхтением поднимаясь и отряхивая костюм.
- А четвертую - спорит со мной. - заметил Хант и с силой захлопнул за собой створку.

- Картрайт, и не вздумай у него ночевать. - донеслось уже из-за пластиковой перегородки. - И ЛСД ему не давай, а то знаю я эти его болезни.

Автор ценит все Ваши комментарии, но предпочитает позитивные ;)

@темы: Сэм Тайлер, Кольцо

19:49 

Часть 1.5 Тайлер. Дело об ограблении банка. Новичок (Манчестер, ноябрь 1974)

В жизнь особенно интересно играть, когда выясняешь что правил никто не знает







Часть 1. Глава 5
Тайлер. Дело об ограблении банка. Новичок


Манчестер (ноябрь 1974)


- Тайлер! - рык Ханта донесся до Сэма уже в коридоре, куда он как раз вывернул из архива. - Где этот чертов маленький извращенец?
Сэм перешел на быстрый шаг пытаясь на ходу прижать подбородком расползающуюся в разные стороны стопку старых дел. В связи с приближающейся реформой Центральное Управление разослало директивы по которым нужно было до конца года представить полную статистику деятельности отделов. И догадайтесь кому досталась эта муторная волокита? Впрочем для Ханта раздраженно швырнувшего на его стол официальный циркуляр этот вопрос был чисто риторическим.
За сегодняшнее утро это была уже третья ходка и Сэм начинал ненавидеть всех вокруг, а особенно начальство.

Скелтон выглянул как раз вовремя, чтобы получить бешеный взгляд и рассыпающийся ворох папок. Хотя даже при всем своем желании Сэм не мог доверить этому юному идиоту сверять статистику, но поручить последнему хотя бы выписать основные данные по каждому делу... да... против этого его здравый смысл не возражал.
Задержавшись на минуту чтобы дать подробные инструкции, Сэм радостно отряхиваясь от архивной пыли поспешил на разгневанное рычание, приглушенное закрытой дверью в кабинет шефа. Судя по всему прибыл новенький.

Осторожно просочившись в кабинет Тайлер напоролся на насмешливый взгляд высокого худощавого юноши и раздраженную гримасу шефа.
- Тайлер, у вас в Хайде традиция такая: - прямо с порога начал Хант. - попадать в автокатастрофы на подъезде к Манчестеру? Если и этот после сотрясения будет таким же психом как ты, я уволю вас обоих к чертям собачьим.
Тайлер настороженно обошел новое пополнение. На вид молодой человек был вполне здоров и выглядел дружелюбно.
На всякий случай Тайлер, ощущая себя идиотом, спросил:
- Ты знаешь какой сейчас год?
Улыбка на лице констебля приняла несколько растерянное выражение:
- 1974, сэр. А что, с годом что-то не так? Старший детектив-инспектор тоже интересовался.

Крис наклонился к столу Энни и таинственно понизив голос спросил:
- Ты уже видела парня из Хайда?
Картрайт, которую Тайлер посадил за отчеты еще раньше, подняла на Скелтона покрасневшие от архивной пыли глаза и мрачно сказала:
- Мне и одного хватает, Крис.
Молодой человек смущенно выровнял свою стопку, взял было одну из верхних папок, но хлопнув ее обратно быстро обернулся и жадно спросил:
- А у них в Хайде мода такая, да?
- Какая мода, Крис. - начала раздражаться Энни, потеряв окончание фразы, которую хотела написать. Как же там "Жертва плавала в бассейне в момент убийства?" или "Жертва находилась в бассейне во время убийства" или "в воде...". Тайлер как то умел управляться со всеми этими официальными формулировками таким образом, что создавалась ясная и четкая картина кто где был, и кто что делал неважно в какой момент. А у нее никак не получалось написать одно единственное маленькое заключение по закрытому делу. Кто его вообще вел? Перелистнув покрытые малопонятными закорючками страницы девушка увидела размашистую подпись Ханта. Ага, теперь понятно откуда в официальном отчете взялось это "девчонку жестоко замочили прямо в неглиже". Иногда ей казалось что Джин пишет такие отчеты специально, в расчете похихикать над реакцией.
- Ну, Энни. - проныл молодой человек у нее над ухом. - Ты должна знать! Тайлер наверняка тебе рассказывал.
- Что? - резко спросила Энни. - Что Тайлер мне рассказывал? Мы вообще уже месяц не разговариваем.
Крис покраснел, но не отстал.
- У них там все такие... - Крис очертил ладонью вертикальную волнистую линию и под разъяренным взглядом девушки покраснел еще больше. - Ну такие ... Ну... прилизанные такие и в модных тряпках...
- Педики, ты хотел сказать - внезапно раздался над его головой ехидный голос шефа, который выходил с обоими молодыми людьми из кабинета и остановился послушать разговор. - Да, Скелтон. - процедил Джин обводя глазами Тайлера и Костана которые как раз остановились неподалеку что-то обсуждая. Джозеф - повыше, узкий в кости, хотя разворот плеч все же пошире чем у Тайлера, который рядом смотрится совсем миниатюрным. Но прически абсолютно одинаковые, так же как и серьезно-деловое выражение лиц. И в обоих мужчинах присутствует какая та неуловимая беззащитность и хрупкость, хотя у Костана она больше рассчитана на женщин, особенно в возрасте, в то время как Сэм вызывает желание защищать и сюсюкать у всех независимо от пола и количества прожитых лет. Хотя ... надо признать дети его не любят, видимо чувствуют что тот еще зануда. Оба довольно симпатичные, по крайней мере на женский взгляд, судя по тому как уставилась Картрайт, и оба выпендрежники, только новичок одевается в более приглушенных тонах. Зато тот пиджак, который он углядел у Дороти с утра как раз был бы в стиле Костана.
Джин, поймав себя на том, что почти уже присвоил Тайлеру собственническую оценку "А мой красивее! ", сплюнул, и, рявкнув на Скелтона, ухватил обоих Хайдовских голубков за воротники и поволок к выходу.
- Это ты еще не видел как он неожиданно умеет бить по почкам. - ехидно шепотом просветил Сэм стажера после очередного тычка к лифту.

@темы: Сэм Тайлер, Кольцо

01:47 

Интермедия №4. Real. Unreal. (Манчестер, ноябрь 1974)

В жизнь особенно интересно играть, когда выясняешь что правил никто не знает







Интермедия №4.
Real. Unreal.


Манчестер (ноябрь 1974, ночь после ограбления)

Сэм проснулся от знакомого ощущения ужаса, в котором на сей раз ощущался еле уловимый чужеродный привкус. Привычно глянул на настроечную таблицу телевизора и от неожиданности выругался - девочка была там и смотрела на него восторженными глазами круглой отличницы. Клоун дисциплинировано держался сбоку и в целом картинка выглядела так словно ее герои и не думали двигаться с места.
Сэм лихорадочно огляделся, но обстановка пока оправдывала его ожидания: ничего не исчезло, ничего не появилось. Он даже мимолетно пожалел, что не пропала немытая тарелка, которую он плюнув от усталости, оставил на столе...
Напряженность, грозовой тучей повисшая в комнате между тем нарастала. Сэм на всякий случай начал отползать сминая постельное белье, пока не прижался спиной к прохладной деревянной стенке изголовья. Подушка неудобно давила на поясницу, простыня на комковатом матрасе сбилась в складки которые ужасно мешались, руки деть было пока некуда, и в довершение ко всему этому было достаточно прохладно, чтобы сидеть в одних пижамных штанах в ожидании неизвестно чего. По мере того как эти факторы доходили до его сознания Сэм чувствовал себя все более глупо. В предрассветном сумраке окружающие предметы казались серыми и единственным ярким пятном, притягивавшим его взгляд, был проклятый телевизор, который Сэм почему то так и не выбросил, несмотря на устойчивые кошмарные ассоциации.
"Вот она зависимость от цивилизации", мрачно подумал Тайлер, не решаясь тем не менее встать и выключить светящийся экран.
Для верности он подождал еще пять минут меряя глазами девочку на настроечной таблице. Ничего не изменилась. Он медленно шевельнулся и спустил одну ногу с кровати. Ничего. Вторая нога. Девочка глядела на него с издевкой. Тайлер неуверенно встал и боясь передумать в два широких шага достиг источника угрозы и вырубил его. И застыл опасаясь повернуться. Напряжение от чужого присутствия, которое он ощущал, насмешливо помедлило и как-то разом исчезло.
Тайлер длинно, нервно вздохнул и переступил босыми ногами.
- Привет. - дружелюбно произнес хрипловатый мужской голос за его спиной. - Выпить хочешь?

****

Человек обеспокоенно ощупал кожаные ремешки, которые стягивали руки и ноги жертвы и отойдя к дальней стене гаража завел одну из машин. Периодически поглядывая в зеркало бокового вида на работу сделанной на скорую руку блочной системы противовесов он осторожно подал автомобиль назад до тех пор пока бесчувственное тело не повисло покачиваясь вниз головой в футе над землей.
Аккуратно застелив пол вокруг разрезанными полиэтиленовыми мешками для мусора человек вздохнул, поежился и поставил рядом с телом большой жестяной таз. Подумав передвинул его так чтобы таз находился чуть впереди.
Он уже видел такое один раз и знал что крови будет много. Тогда, в детстве, у него было достаточно времени, чтобы изучить процесс во всех подробностях, он даже отстал от экскурсии на полчаса за что его отругала мисс Симонс, молоденькая учительница естествознания. Но все равно будут отличия, конечно. Человек все же не свинья, а первый раз - это первый раз... Мужчина облизнул пересохшие от волнения губы и взял с верстака нож.

****

Сэм тщательно контролируя каждое движение обернулся. Настороженно обшарил глазами разобранную постель, на которой изломанной кривой лежала тень от торшера, полку над изголовьем где притаился телефон, старенький шкаф и входную дверь, замок которой он так и не починил с утра...
Облегчение затопило сознание приливной волной. Замок! Ну конечно! Дверь не была заперта и кто-то проник в комнату пока он спал... Широко раскрытыми глазами Сэм напряженно вгляделся в обманчивую игру полутеней и моргнув охнул от неожиданно полоснувшего по глазам света. За мгновение, которое разум провел инспектируя закрытые веки обстановка разительно изменилась. Теперь он стоял в просторном помещении безвкусно отделанном под бизнес хай-тек и прямо по расширенным зрачкам по контрасту с уютной темнотой его квартиры бил искусственный свет настенных ламп.

Напротив, задумчиво постукивая пальцами по прозрачному стеклу столешницы, сидел .... он сам? его двойник? ... может чуть постарше чем нужно, чуть больше резких линий в лице, в уголках глаз намек на тонкие морщинки, а сами глаза выглядят намного жестче...
- Здравствуй, Сэм. - негромко повторил двойник продолжая выводить навязчивую нервную капель из четырех ударов. И, видя попытку Тайлера набрать воздуха для крика, раздраженно, но по прежнему тихо, спросил - Я что настолько страшный? Или это твоя типичная реакция при взгляде на зеркало?
Сэм от неожиданности захлебнулся вздохом и закашлялся. Хотя надо признать насмешка произвела на него отрезвляющий эффект и заставила собраться. Насмешка - это скрытая угроза, вдалбливали им на курсах по психологии, а при любой угрозе, скрытой или явной, паника - не лучший выход.

Мастер пристально смотрел на человека напротив. Все таки фотография ненадежная штука. Сейчас, глядя на напряженно щурящегося от яркого света мужчину, он осознавал, что физически их сходство было абсолютным. Различало их только выражение лица. Но это неуловимое, казалось бы, различие не оставляло никакой возможности для путаницы. Тайлер выглядел немного моложе, и ... если можно так выразиться ... намного скучнее.
Хотя, надо признать, после первых нескольких секунд намека на приближающуюся истерику довольно быстро пришел в себя.
- Садись. - Мастер плеснул себе еще скотча и подумав ослабил узел галстука. Подвинул бутылку и второй стакан поближе к соседнему стулу, обозначая место.

Сэм неуверенно подошел поближе, однако садиться не спешил.
- Саксон. - протянул руку его двойник, и Сэм осторожно пожал ее, удивляясь материальности галлюцинации.
- Нет, Сэм, - рассмеялся мужчина, разглядев вероятно что-то в его глазах - Я абсолютно реален. Но не советую тебе проверять это по биению сердца. Результат тебя может сильно удивить.

Собственно были три причины, по которым Мастер установил канал именно сейчас: проверить, что сигнальный маячок на который он угробил целый день, заодно подправив кое-что в Тардис, действительно работает; скука смешанная в равной пропорции с любопытством и, самое главное, срочная необходимость напиться с кем-либо, кто не станет пытаться читать ему нравоучения, плакать, убивать или, тем более, спасать.

Сэм, тем временем, решил прояснить ситуацию. Возможно, по неизвестной никому, в том числе и ему самому, причине он впал в кому в 1974 и перенесся в будущее. По крайней мере, это было похоже на будущее относительно 1974, судя по обилию стекла, металла и ламинату, который холодил босые ноги. Конечно, учитывая, что он слишком хорошо помнил свой прыжок с крыши, это внезапное возвращение ему не очень нравилось. Но, с другой стороны, это мог быть и переполненный реалистичными деталями кошмар. Или очередная извращенная иллюзия его подсознания. Ну не на Марс же он в самом деле попал! Хотя не мешало уточнить.

Тайлер его определенно забавлял - решил Мастер. Такой ... серьезный. Вдумчивый. Интересная аномалия - он похож на него только физически, но ментальный слепок совершенно другой. Хотя, ... если покопаться, глубоко внутри под наслоениями социальных ограничений и нравственных установок жил совершенно другой Тайлер, менее скованный правилами, более аморальный и самолюбивый, менее честный, более циничный, менее вежливый, более агрессивный. В каком-то смысле очень несовершенная копия самого Мастера. Будет интересно вытащить его на свет и посмотреть как среагируют окружающие. Все равно, пока эта идиотка Джонс бродит внизу и проводит свою "тайную" агитацию, он должен ждать.
Это доводило его до зубовного скрежета! Как можно быть настолько тупыми?!? Он сам сообщил им день и час запуска ракет, они в курсе что его шпионы повсюду, он никак не мешал ей делать то, что она делала (собственно он уже запарился организовывать счастливые случайности, которые препятствовали образовавшимся во время смуты преступным группировкам пришить эту зануду, вносящую дисбаланс в только налаженную систему поборов и притеснений), он даже снизил до минимума воздействие "Архангел" в части слепого подчинения режиму. И они до сих пор ни о чем не догадались!!! Никакого удовольствия! Определенно, надо было отвлечься на другую игру и пусть Джонс выпутывается из своих неприятностей сама. Тем более, она сейчас в России, а там вообще живут какие-то сумасшедшие, которых не пугали ни токлофаны, ни перебои энергии и питания, ни мародерство и беспорядки. И зомбированию они упорно не поддавались, поскольку их параллельно зомбировало собственное правительство. Поэтому понять, что творилось у них в мозгах было абсолютно невозможно.
Мастер непроизвольно хихикнул, представляя как толпы русских выходят на Красную Площадь и скандируют "Доктор", в порыве противоречия заменяя его на "Ленин". Что еще, в конечном счете, можно ожидать от страны в центре которой под почетным караулом лежит "вечно живой" мертвец?
Да, Тайлер определенно подвернулся вовремя. И это сходство на молекулярном уровне, которое позволило ему установить канал переноса, и преодолеть таким образом ограничение на скачки во времени, наложенное Доктором...
- А? Прости... - отвлекся он, наконец, на настойчивые вопросы собеседника. И осознав суть одного из них шокировано добавил. - Нет, конечно это не Марс!!! Что за бред крутится у тебя в голове?!? Еще скажи: ты все время воображал себя сумасшедшим астронавтом! Это Земля, 2009.

- 2009? - удивился Сэм. Код 2006-1973-2009 не удалось разгадать бы даже Дэну Брауну, поэтому Тайлер решил пока не задумываться над этим.
Но даже для 2009 помещение выглядело странным. Он оглянулся отмечая обилие округлых линий в отделке, странное оформление окон, обилие заклепок и ... это что и правда навигационные приборы?
- Мы на корабле? И вообще, кто ты такой? И почему похож на меня? И ... это ты мне звонил! - дошло до него внезапно. - Как ты смог это сделать?!? Я ... я не умер и до сих пор в коме? - пожалуй, последний вопрос волновал Сэма больше всего. Кома ему не нравилась. Он вообще не любил ни от кого зависеть. Зависимость значила привязанность, а привязанность могла больно ударить, если ее оборвать. Собственно именно поэтому он воспринимал в штыки даже те идеи Ханта, которые звучали ... страшно подумать ... разумно. А в коме он зависел от слишком многих факторов и людей сразу. Не говоря уж о том, что мысль "отключат меня сегодня или нет от системы жизнеобеспечения" мягко говоря не та, ради которой хотелось бы встать с постели и идти ловить очередных ублюдков. Так же, впрочем, как и периодически посещавшая его мысль о необходимости или даже неизбежности визита к психиатру.
- Слишком много вопросов сразу. - поморщился Саксон, но тем не менее ответил, наполняя стакан собеседника - Мы на воздушной авиабазе. Меня зовут Гарольд Саксон, я премьер-министр Великобритании и по совместительству президент Земли. Почему мы похожи я и сам не знаю, но это дало мне превосходную возможность установить между нами связь и вытянуть тебя из параллельной вселенной. А уж лежишь ты там в коме или нет ... извини, меня это как то абсолютно не волнует. Хотя, для коматозника ты признаться слишком активен.
- И? - несколько испуганно спросил Тайлер. - Я теперь останусь тут?
- Нет, на это мощности моей машины парадоксов не хватит. - поспешно отрубил собеседник таким тоном, что у Тайлера сложилось впечатление, что не в одной машине дело. - Скорее, это я хотел бы время от времени гостить у тебя.
Сэм ошарашенно взял предложенный стакан и залпом осушил его, лишь секунду спустя сообразив, что пить неразбавленный алкоголь в таком количестве и на практически голодный желудок - не слишком хорошая идея.
- А. - обрадовался Саксон и силой усадив его за стол, налил ему еще. - Я уж думал ты трезвенник.

***

Конечно, он не рассчитал и потратил лишние полчаса, чтобы переодеться. Заляпанный кровью костюм пришлось сжечь на свалке, куда он привез обескровленное тело. Светиться сейчас ему было совершенно ни к чему.
А потом... потом они с Тайлером поиграют. И он не сказал бы что инспектору понравится новая игра.

Человек задумчиво нахмурился и еще раз прошелся тряпкой с мыльным раствором по бетонному полу гаража.

На верстаке рядом с чисто вымытым ножом лежала маленькая прядка блестящих каштановых волос и листок дорогой писчей бумаги, одна из семи записей на котором была небрежно зачеркнута.

***

- Осторожно. - Мастер нервно потянул Сэма за рукав. - Не дыши на него!
Оба мужчины были уже прилично пьяны. Саксон давно снял пиджак и отдал его Сэму, который окончательно замерз. Галстук несколько часов как превратился в неприятно пульсирующий посреди стеклянной столешницы комок, потому что Мастер пытался с помощью лазерной отвертки продемонстрировать на нем Тайлеру пример связи параллельных вселенных на основе парадокса Банаха-Тарского и петель Мебиуса.
После какого-то по счету стакана Тайлер взглянул на результат этих опытов, нервно содрогнулся и шепотом признался что кажется понял, но видеть этого не хочет.
А потом Мастер решил показать Сэму Доктора и теперь они вдвоем склонившись над клеткой разглядывали безмятежно спящего уродца.
- А почему он так выглядит? - с каким-то болезненным любопытством поинтересовался Тайлер старательно отворачиваясь и пытаясь задержать дыхание. - И почему на него нельзя дышать?
- Ну это же Доктор! - замедленно ответил Гарри, категорично покачивая пальцем перед носом у Сэма.
- А дышать? - детектив в Тайлере все никак не унимался и хотел выяснить все подробности.
Саксон помрачнел и отводя глаза произнес.
- Я ему снотворное подмешал, чтобы дрых. А то он не спит, нервничает почему-то. Болеет.
- Ну и?
- Унюхает, не дай бог, с утра. Все поймет. Опять же, будет ко мне со своей помощью лезть.
- А ... - понимающе протянул Сэм, вспоминая поведение Энни после их с Джином грандиозных попоек.

***

Джин против ожиданий легко проник в комнату и нахмурившись стоял над безмятежно дрыхнувщим детективом, раздумывая как же его теперь будить. Раньше с этим превосходно справлялся с треском вылетающий от сильного удара замок, но поскольку вчера Тайлер так его и не починил, этот ход был уже невозможен.
- Предусмотрительный мерзавец. - раздраженно пробормотал Джин и решив не заморачиваться пнул складную ножку кровати.
Неустойчивая конструкция немедленно подкосилась и Тайлер скатился на пол.
- Шеф. - простонал он обреченно, не открывая глаз. - А что уже утро?
- Да. - лаконично подтвердил Джин оглядываясь. На глаза попался небрежно брошенный на спинку стула мужской пиджак подкладка которого красиво переливалась сиреневым под неяркими солнечными лучами. Хант недоуменно пожал плечами решив, что пожалуй пора прекращать называть помощника женскими именами.
- Господи, - донеслось с пола. - Что ж так голова то болит?
- Пить надо меньше! И в компании! - принюхавшись вынес вердикт шеф. - Ладно, Тайлер, мне недосуг тут с тобой возиться. Чтобы через пять минут был в машине. Не забывай нас ждет ограбление века, ну, или по крайней мере, вчерашнего дня!

@темы: Сэм Тайлер, Кольцо

10:04 

Хочу жить в...

В жизнь особенно интересно играть, когда выясняешь что правил никто не знает
Смотрю "Смерть в раю" и понимаю что хочу жить в Великобритании. И это не только из-за Симма :)
Хочу, хочу, хочу ... черт, надо учить английский. :)

14:53 

Часть 1.4. Тайлер. Дело об ограблении банка. Литтон (Манчестер, ноябрь 1974)

В жизнь особенно интересно играть, когда выясняешь что правил никто не знает







Часть 1. Глава 4.

Тайлер. Дело об ограблении банка. Литтон

Манчестер, ноябрь 1974



-И Вы ничего не заметили? - уже в который раз, начиная раздражаться, спросил Тайлер у симпатичной женщины в возрасте - администратора зала. Собственно, как показал опрос предыдущих пяти свидетелей, начиная от директора отделения и кончая уборщицей, этот вопрос уже можно было смело переводить в категорию утверждений.
Сэм вздохнул, еще раз пересматривая скудные записи.
Как и говорил Хант, ограбление пришлось на время обеда, и это никак нельзя было назвать счастливой случайностью, однако остальное ... остальное мягко говоря вводило в ступор, потому что если свести вместе все благоприятные факторы которые буквально лавиной обрушились на грабителя можно было сделать только один вывод — вселенная того не просто любила, а буквально нянчилась как с любимым внуком.
Некстати вспомнилась фраза Ханта про сломанные игрушки и Сэм, не удержавшись, фыркнул.
Женщина с любопытством посмотрела на него и спросила - Я могу идти детектив?
- Нет. Миссис - Сэм перелистнул записи - Партисон. Я должен попросить Вас описать все, что происходило.
- Но Вы же уже спрашивали остальных, офицер!
- Да, это стандартная процедура и я должен опросить всех. - устало, в который раз (в пятый, да!) повторил Сэм. Ситуации не улучшало то, что остальные опрошенные столпились вокруг них и с любопытством слушали каждый вопрос. Но не в хранилище же его проводить, подумал Сэм сердито, хотя это была бы идея - запереться от них в сейфе и спокойно подумать, потому что через час, максимум, придет Джин и будет нависать своей огромной тушей над Тайлером, сверлить глазами свидетелей и вообще всячески мешать вести допрос. А потом выберет одного и увезет в участок на заклание. Сэм содрогнулся и продолжил.
- Итак, ваш охранник, мистер Льюис Кэмерон, сегодня отсутствовал. Вы знаете по какой причине?
- Он сломал ногу, детектив-инспектор - произнес за его спиной разноголосый хор и Сэм вздрогнул. Женщина напротив, как же ее... ах да Луиза Партисон, улыбнулась и послушно повторила. - Он сломал ногу, детектив-инспектор Тайлер.
У Сэма начало складываться впечатление что над ним издеваются.
Нахмурившись и сжав зубы он продолжил:
- Кто еще мог знать о том, что он ее сломал? У Вас есть предположения о том откуда это узнал грабитель?
- Да все это знали, детектив-инспектор. Он сломал ее вчера на глазах у кучи посетителей, поскользнувшись на участке пола, который мыла Нэнси.
Краем глаза он заметил как покраснела девушка-уборщица, и тут же за его спиной раздался утешающий гул голосов. Одна из кассиров, он еще путался в них, с подозрением спросила - А когда Вы пойдете искать преступника, офицер? Вы вообще собираетесь его искать? Вы держите нас здесь уже целый день, а мы еще хотели навестить Розу!
Остальная группа слажено загомонила вслед за ней и Тайлер понял, что закончить допрос ему спокойно не дадут. Розу Либстен, третьего кассира, увезли в больницу с огнестрельным ранением и потерей крови пять часов назад. Все остальные еще не отошли от шока, когда они с Джином приехали на место преступления. Сразу после приезда, распорядившись огородить место преступления и вызвать экспертов Сэм выяснил, что единственная комната, в которой не побывал грабитель - это курительная - маленький закуток, между залом для посетителей и коридором который вел в служебные помещения - к общей комнате, кабинету директора и хранилищу депозитных ячеек. Туда Сэм и повел первого свидетеля, Анну Стоун, ага... вот как зовут эту кассиршу. Однако через минуту констебль которого он оставил в зале дожидаться экспертов раздраженно загнал туда и всех остальных, мотивируя это тем, что последние все время мешаются под ногами и пытаются навести порядок.
И теперь Сэм чувствовал себя как в курятнике, окруженный толпой раздраженно квохчущих куриц, причем петухом был явно не он. Собственно, вот они петухи - их двое, директор отделения, мистер Розен, низенький, толстый, отдуловатый даже мужчина с черными прилизанными волосами, и старший кассир, мистер Эбнет, наоборот высокий сутулый и очень худой человек в потрепанном коричневом костюме, который вышел из моды лет десять назад. Оба были опрошены одними из первых, и оба ничего не знали, лица грабителя не видели, никаких примет не запомнили. И вообще грабитель был какой-то слишком стандартный - среднего роста, по голосу скорее молодой чем старый, лицо и волосы были скрыты вязанной шапочкой, но глаза голубые, среднего, о... как Сэм ненавидел это слово, телосложения, хотя по показаниям одной из женщин, достаточно мускулистый. Вот на что она смотрела интересно было бы знать? И кто это вообще был? Сэм зарылся в записи, пережидая недовольный гул за спиной и нашел ее имя - Эмма Риддик, второй кассир, довольно яркая брюнетка, которая бросала на него весьма откровенные взгляды, пока он ее допрашивал. Ну да, такой любой вооруженный молодой мужчина покажется мускулистым... Сэм поморщился и нерешительно поставил крестик напротив своей записи.
Когда недовольные голоса за его спиной достигли накала он, наконец, поднял голову, внутренне собрался и обернувшись ослепительно улыбнулся присутствующим.
Не стоит забывать, подумал он ожесточенно, что в своем времени я был старшим детективом инспектором, и поверьте господа и дамы, встречался с противниками и пострашнее - взять хотя бы ту крикливую дамочку из социального комитета, которая вечно приводила с собой толпы журналистов. К тому же делать до приезда Джина было особо нечего.
- Итак, - начал он с почти что садистским наслаждением, - теперь когда мне приблизительно ясна диспозиция, я хотел бы задать каждому из вас уточняющие вопросы.
"Вот так! " - думал он, глядя на ошарашенные лица, - "И не надо думать что я всегда белый и пушистый!"

*****

Хант мрачно жевал сигарету и смотрел на Тайлера. Тайлер выглядел взъерошенным и злым, и это подняло бы Джину настроение, если не думать о том что дело придется отдавать Литтону. Просто так, ни за что живешь, отдать такое хорошее, громкое дело этому офранцузившемуся выскочке не хотелось. Собственно говоря хотелось, чтобы Литтона вообще не было, и дела бы не было, и можно было бы пойти в паб. Но, увы наличествовало и то и другое, так что ...
Тайлер наконец закончил приводить в порядок протоколы и поднял на него усталый взгляд.
- Ничего, шеф. - сказал он, подумав. - Ничего такого за что мы могли бы зацепиться прямо сейчас. Никто ничего не знает, никто ничего не слышал, грабитель возник будто бы ниоткуда, зато потрясающе вовремя - охранника нет, посетителей нет, даже прохожих и тех нет, а деньги инкассаторы забирают только вечером, так что, кроме содержимого ячеек он взял и полную выручку за день. Кстати я осмотрел хранилище, устаревшая модель - центральная дверь бронированная, открывается только снаружи двумя ключами - один хранится у старшего кассира, другой у начальника отделения. Само хранилище рассчитано на триста ячеек которые открываются ключами, набор которых находится также у старшего кассира. Секционного запора нет. - Сэм осуждающе покачал головой. - Клиент соответственно приходит со своим ключом от ящика и остается в присутствии старшего кассира до окончания операции, бронированная дверь на это время запирается, потом кто-либо их отпирает по сигналу. И вот тут, шеф становится интересно, потому что в хранилище у них установлена камера, для того чтобы заместитель старшего кассира могла следить за происходящим, ну и отпереть вовремя дверь. Камера замаскирована под одну из ячеек, поэтому обычные посетители о ней не знают, так вот - Тайлер сделал паузу и победоносно посмотрел на шефа, - камера неисправна!
- И что? - не понял Хант - Чему ты радуешься? Тому что у нас нет портрета гребанного ублюдка?
- Да нет же, шеф, ну подумай ты головой. - Хант уже начал приподниматься со стула, но Сэм благоразумно замахал руками и зачастил. - Она неисправна, потому что кто-то ее сломал, Джин!
- Грабитель... - предположил Хант, все еще готовый в случае необходимости показать Тайлеру кто здесь старший детектив.
- Нет, он не мог знать что она там есть, я сам это выбил с трудом из старшего кассира ... , а если знал - то все становится еще интереснее. - Сэм выжидательно замолчал и посмотрел на шефа.
- То есть, - сообразил наконец Джин. - Ты намекаешь, что среди этих сереньких банковских мышек завелась крыса?
- Именно шеф, - Сэм еще раз перелистнул записи и поскучнев добавил - Но кто это я не знаю. А что у тебя?
- А почему все они еще не сидят у нас по камерам, Сэмми-бой? - вместо ответа вкрадчиво спросил DCI - Почему наши промозглые, тесные, темные камеры все еще пустуют? Почему я не слышу как Рэй выбивает признание из каждой маленькой мышки, которой не терпится слить нам информацию про большую серую крысу и пойти домой дрожать от ужаса увидеть нас в своих кошмарах? - постепенно наращивал тон Хант, медленно приближаясь к детективу.
Сэм предвидел эту реакцию, но запах сладкого французского парфюма перебил его ответ.
- А... - произнес Литтон, распахивая дверь в кабинет Ханта - Я вижу ты снова применяешь грубую силу, Джин Хант? Вероятно это потому, что ни у тебя, ни у твоих подчиненных нет свободных маленьких серых клеточек, чтобы решить эту задачку...
Ага, подумал Сэм, за год до смерти Пуаро снова входит в моду. И поскольку шеф стоял к нему лицом, Сэм имел восхитительную возможность насладится всей той непередаваемой гаммой эмоций которая проскользнула по лицу Джина: по мере проникновения запаха в комнату задергался нос, затем по лицу разлилось отвращение, которое постепенно сменилось негодованием, яростью и, когда Джин увидел заинтересованно прищуренные глаза напарника, ледяным спокойствием.
- Ах, это ты мой дорогой Дерек, - протянул Джин не оборачиваясь и играя с Тайлером в гляделки. Сэм еле заметно качнул головой и показал глазами на свою папку с протоколами. - С чем пожаловал на сей раз? Хочешь поделиться своими ... клеточками?
- Нет, я думаю, мне нет нужды делиться Хант. - самодовольно произнес начальник регионального отдела опираясь о косяк. - Это дело передали нам час назад.
- Вот как? - Хант обогнул стол, уселся и заорал "Картрайт, кофе!" заставив обоих мужчин подпрыгнуть от неожиданности. Взял верхнюю папку из стопки проверенных отчетов с пометками на исправления, которую Сэм ему только сегодня положил на стол, и неспешно раскрыв, погрузился в чтение. Насколько помнил Сэм это было дело мелкого карманника которого они задержали совершенно случайно на Ривер-стрит, и который также совершенно случайно оказался избит когда попал в участок. Бумаги просто пестрели красными чернилами, которыми Тайлер выражал свое негодование относительно стиля, слога и IQ шефа.
DI замер старательно глядя куда угодно, только не на присутствующих. Да, вот изучим еще раз этот плакат с Иствудом. Ему кажется или плакат висит немного криво, отчего ухмылка Иствуда приняла непередаваемо мерзапакостный оттенок? Или так свет падает? А вообще очень увлекательный постер. Да, у Джина определенно есть вкус!
Джин зевнул и перелистнул страницу.
Сэм старательно пытался удержать себя от того, чтобы повторить усмешку, которую только что осуждал.
Литтон в полной тишине переступил с ноги на ногу и прочистил горло.
Ответный взгляд Джина был полон прямо таки детского изумления.
- Ты все еще здесь Дерек? Если тебе нужна помощь с этим делом, ты только попроси... - мягко произнес Хант.
"Плакат!", напомнил себе Сэм, сосредоточено удерживая вздрагивающие уголки губ на месте.
- Мне нужны отчеты, чертов ублюдок. - взорвался Литтон подскакивая к столу.
- Отчеты? Тайлер у нас есть отчеты? - Хант строго посмотрел на своего детектива как бы намекая "Что ж ты, бяка такая не отдал их сразу доброму дяде Литтону?"
- Никак нет, шеф. - Тайлер все таки улыбнулся и от того что улыбался он по прежнему в сторону Иствуда, это вышло особенно издевательски. - Но на месте работает группа экспертов, я думаю они пришлют отчеты через ... - Тайлер задумался и принялся неспешно загибать пальцы бормоча себя под нос. - где-то две недели шеф.
"И почему у меня стойкое ощущение Дежа Вю?" - подумал Тайлер выдерживая полный ярости взор начальника регионального отдела.
- А интервью? - вскинулся Литтон - Вы же опрашивали подозреваемых?
- Ах, Дерек, - Хант горько вздохнул подперев щеку рукой и грустно посмотрел снизу вверх на "коллегу" - Конечно, если бы у меня были твои бравые ребята с кучей ... клеточек, они бы составили протоколы и я передал бы их тебе. Но не забывай к кому ты пришел. - Хант вздохнул еще раз и повел рукой, как бы показывая к кому.
В этот момент, в пластиковую перегородку его кабинета ударился мяч. Тайлер закашлялся, пытаясь всем своим видом показать что это действительно кашель - воздух сухой, весь день на ногах, ноябрь опять же...
- Извините, шеф, босс... - в двери замаячило виноватое лицо Криса. - Мы с ребятами решили поразмяться после обеда. Мы просто не рассчитали.
Когда Литтон, оттолкнув с дороги Скелтона с невнятными проклятиями вышел из кабинета, Хант откинулся на спинку стула и смерив Сэма взглядом процедил:
- Скелтон, выйди и закрой дверь с той стороны. У нас с Дороти мужской разговор.
- Удачи, босс. - попрощался тактичный Крис и исчез.
- Ну а теперь, Тайлер. - Хант громко хрустнул костяшками пальцев. - Ты объяснишь мне зачем я изображал гребанного херувимчика перед этим дерьмом.
- Шеф, насколько я помню завтра прибывает новенький. И... - Сэм с удовольствием подержал бы паузу подольше, но взглянув на DCI решил не рисковать. - во-первых Литтон и его парни о нем не знают, а во вторых охранник банка валяется со сломанной ногой.

Обговорив детали операции, Сэм довольный собой, уже выходил из кабинета, когда его нагнал все еще раздраженный голос Ханта:
- И еще, Сэмми-бой. Запомни, как бы слезно ты не распинался и сколько бы чернил не потратил - я свои отчеты не переделываю!!! Так что, будь любезен, забери эту стопку и освободи чертов стол, чтобы Картрайт могла поставить на него мой кофе.


Автор будет рад, если вы оставите комментарий















 

@темы: Сэм Тайлер, Кольцо

16:58 

Случайный бред на тему "Алиса в стране чудес"

В жизнь особенно интересно играть, когда выясняешь что правил никто не знает
- Пожалуй трудно придумать что-то новое – решила Алиса и запихнув кролика в цилиндр нырнула в кусты. Кролик не мог выразить своего мнения, поскольку, по причудливому стечению обстоятельств, как раз на данный момент его не имел – многообразие личностей, владевших им, практически одновременно пытались захватить центр власти маленького кроличьего мозга. На данный момент единственное что ему оставалось это ухватиться за свои инстинкты травоядного и временно забыть о господстве над миром.
Алиса, размахивая цилиндром, и чертыхаясь пробиралась сквозь густые заросли когда…

Барсук перевернулся на другой бок и открыл глаза. Некоторое время он пытался сообразить где он, и наконец опознав в нечеткой оправе лунных теней обстановку немного успокоился.
- Господи что за муть мне снится - пробормотал он, неловким движением пытаясь нащупать стакан с вином, который, он точно помнил, оставил тут неделю назад. Стакан не давался вместо него цеплялось что то мягкое, пыльное… Устав от бесплодных попыток он снова провалился в сон.

Алиса развела костер на маковой поляне, на которую вывел ее кролик в минуту доминанты одной из своих разумных личностей. Сам кролик, свернувшись клубком неподалеку, воображал себя угасающей вселенной, временами повизгивая от избытка чувств.
Неловко, ногой, разбросав тлевшие ветки, Алиса закопала в золу две оставшиеся у них картофелины провианта. Сил ждать не было, и девушка машинально общипывала с окружающих поляну кустов красные глянцевые ягоды и отправляла их в рот. Кролик очнулся, почуяв запах готовой картошки, обернувшись на недалекие всхрипы он с чувством дернул себя за ухо.
- Ну что ж ты за недоделанная, маленькая …

Барсук вздрогнул и проснулся окончательно. Окно занималось недалеким рассветом, как пламенем костра... Он помотал головой и попытался протереть глаза – две кофейные чашки и огрызок яблока полетели на пол увлекаемые полуистлевшей скатертью, которую он в ночном кошмаре намотал на правую руку. Увернувшись, он выругался, и с трудом поднявшись мрачно побрел в жилую половину замка по пути стряхивая обрывки скатерти…
- Никогда больше – бормотал он, вслушиваясь в свои нечеткие шаги. – Чтобы еще раз сесть за столом с его светлостью Гилом, пьяницей, де Жильбером…
Оступившись на верхней ступеньке парадной лестницы он с чувством выругался и покачиваясь вцепился в перила.
- Слуги – сперва тихо, потом громко начал выкрикивать, помахивая свободной рукой в такт. – Слуги, слуги, слуги… Челядь, черт вас возьми…
Упав на руки двум истопникам он возмущенно заворочался пытаясь поджать ноги.
- В покои меня… - и захрапел.

Алису укачивало.
Как я не сообразила что я на корабле – несвязно думала она, пытаясь совладать с приступами тошноты. Временами открывая глаза она в нечетком мареве видела над собой что-то белое с двумя выступами и воображала себя на огромном лайнере с парусами, парусами, парусами…
Кролик снова выругался и ухватившись зубами за волокушу из последних сил прыгнул по направлению к реке.

Окончательно владетельный синьор Барс фон Сукконс проснулся уткнувшись носом в пуховые перины своей кровати. В попытке извернуться, чтобы хватить ртом свежего воздуха, он скатился в предусмотрительно набросанные им на пол в сонных метаниях подушки.
Возмущенно замычав он парой резких движений выпутался и покачиваясь встал. Голова трещала…


Оставьте коммент, пожалейте самомнение автора.
запись создана: 13.11.2011 в 15:29

@темы: Случайное

16:57 

Из старого

В жизнь особенно интересно играть, когда выясняешь что правил никто не знает
25.10.2011 в 16:32
Пишет iretro:

Зарисовки на победу Манчестер - Сити над Юнайтед (6:1)
Как человек, который понимает сколько времени уходит на поиск рассказа в комментариях выкладываю в этой теме все три мои зарисовки на тему «Манчестер Сити побил Юнайтед с разгромным счетом 6:1.» для тех кому это интересно. Спасибо за ваши комментарии :)
Предыстория запроса на зарисовки: www.diary.ru/~lomfic/p168355019.htm?from=last#5... [Юнайтед проигрывает Манчестер Сити с разгромным счетом 6:1]

Название: А вы любите котят?
Персонажи: С. Тайлер, Д. Хант, в некоторой очень отдаленной степени другие персонажи
Жанр: юмор наверное, ну и немного романтики (честно говоря пока с трудом ориентируюсь в жанрах)
Дисклеймер: Да я вообще ни на что не претендую\Где я - где BBC


читать дальше
****************************************************************************************************************************************
Название: Спорт - не причина для разногласий
Жанр: юмор, ну или намек на юмор
Дисклеймер: Да я вообще ни на что не претендую\Где я - где BBC


читать дальше
**************************************************************************************************************************
Название: Возможно сиквел к "Спорт - не причина для разногласий" :)
Персонажи: С. Тайлер, Д. Хант
Жанр: юмор (слэш элементы)
Дисклеймер: Да я вообще ни на что не претендую\Где я - где BBC

читать дальше

URL записи

@темы: Сэм Тайлер

15:49 

Послесловие к смерти

В жизнь особенно интересно играть, когда выясняешь что правил никто не знает
Мне жаль ушедших дней и порванных стихов
Сиюминутных трат и жадных предпочтений
Мне не вернуть обрывки летних снов
И не припомнить высказанных мнений

Мне не вернуться в узкий круг друзей
Не выслушать и даже не послушать
Их горестей, их сплетен... Их гостей
Не оценить, приврав от малодушья.

И даже, притворясь равнодушной,
Мне не узнать последних новостей
В последнем горьком приступе удушья
Я понимаю это лишь теперь

@темы: Стихи

15:48 

В жизнь особенно интересно играть, когда выясняешь что правил никто не знает








Интермедия №3.
Ломан - Тайлер. Танец отражений.

Манчестер (ночь накануне Дня Всех Святых, 1974)




Ломан привычным жестом отмерил порцию джина и задумался над тем, есть ли смысл разбавлять восьмой стакан, или это уже будет отдавать лицемерием.
Наконец, пожав плечами, он долил еще алкоголя и, отсалютовав темному провалу зеркала, залпом опрокинул напиток, ощущая, как мгновенно свело язык, и огненный шар, прокатившись по пищеводу, расплескался жгучей волной по стенкам желудка. Возможно, не стоило жалеть тоника, особенно, когда выпиваешь сам с собой, но ему хотелось напиться побыстрее.
Где-то в дальней комнате прозвучала требовательная трель телефона...

*******

Ханту, конечно же, удалось затащить своего DI в бар и теперь Сэм покачиваясь шел по направлению к своей квартире, ощущая нестерпимое желание прислониться к ближайшей более менее чистой горизонтальной или даже вертикальной поверхности и, расслабившись, закрыть глаза. Виски плескалось где-то в районе горла в опасной смеси с пятью экспериментальными алкогольными коктейлями, которые он на спор учил готовить Нельсона. Пожалуй, "Контрольный выстрел", который он на бис сотворил в конце попойки из абсента, яблочного сока и чудом нашедшегося в баре лимонада, в самом деле добил его, тем более, что в качестве алкогольной составляющей выступал неочищенный чешский Hills, который запретили к экспорту только в 2004, о чем он благополучно забыл.
Краем глаза зацепив какое-то движение в витрине магазина слева от него, он шарахнулся было в сторону от неожиданности и замер. От испуга, как это часто бывает, опьянение на секунду прошло, чтобы потом навалиться с новой силой. Вглядевшись в витрину, Тайлер расхохотался и подошел поближе, испугавшее его отражение в большом зеркале, манекен перед которым был по каким то причинам убран, ухмыляясь, синхронно шагнуло вперед...

*******

Он не стал подходить к телефону. Зачем? Что такого он может в своем теперешнем состоянии сказать, кому помочь? Вместо этого он, неуверенно нашарив дверцу бара, выбрал еще одну пузатую бутылку Bombay Saphire.
Сворачивая крышку, он вспомнил одутловатое лицо Сергея Полянского с красными прожилками вокруг широкого носа и заплывшими жиром глазками. Полянский сам по себе давно уже не представлял никакой опасности, в сейфе на него хранилось компромата даже с избытком. Но сегодня Полянский пришел с новым советником по связям с общественностью, которого несколько дней назад прислала Москва. И должность то тьфу, выплюнь и разотри, разве может одного из директоров компании запугивать мелкая сошка по связям с какой-то там общественностью, однако .... однако, взглянув на подтянутого сухощавого человека с серьезными голубыми глазами и ранними залысинами, оголяющими широкий лоб, он понял, что ему встретился серьезный противник.
- Владимир, - протянул руку тот и, замявшись, рассмеялся. - Я знаю, за границей без отчества, но мне до сих пор непривычно.
По фамилии, однако, он представляться тоже не стал.
- Господин Ломан, - перешел новенький сразу к делу, - Сергей Павлович сказал, Вы единственный из совета директоров в оппозиции к новой политике компании.

"Единственный! Единственный ?!? Еще вчера с утра на совещании совета директоров нас было семь, а теперь да - единственный." Ломан скривил губы в усмешке и, ослабив узел галстука, резким движением отвернул крышку до конца и хлебнул из горла... Отражение дисциплинированно повторило его жест... Отчего то ему казалось, оно передразнивает, отчего то оно казалось ему похожим на сухощавого, немного сутулого блондина с ранними залысинами в плохо сидящей костюмной паре.

-Вам надо отдохнуть, господин Ломан, - заботливым тоном тихо говорил тот, но в бледно голубых глазах стояла насмешка. - Компания готова предоставить вам отпуск на месяц с полным обеспечением всех расходов. Однако, - мужчина чуть помедлил, склонив голову, и легкий немецкий акцент сильнее проявился в его речи, когда он продолжил, - мы не хотели бы, чтобы отдых растянулся... навечно.

Ломан почувствовал отголоски того бешенства, которое вспыхнуло в нем в ответ на эти слова. Демоны глубоко внутри взвыли и он вынужден был на время отвернуться к окну, чтобы обуздать их. Неяркий свет осеннего солнца немного привел его в чувство, но когда он повернулся обратно, чтобы сказать этой нахальной мелкой сошке все, что он думает по поводу его предложения, в комнате уже никого не было. В кресле для посетителей, почти сливаясь с темно коричневой обивкой, сиротливо лежала кожаная папка.

И вот в первый день отпуска он опустошает запасы своего бара под пристальным злым взглядом гостя из зазеркалья. Ломан поперхнулся, закашлялся и, с силой размахнувшись, метнул тяжелую бутылку темно синего стекла прямо в издевательскую улыбку. Одну неустойчивую секунду казалось, что бутылка замерла, коснувшись поблескивающей поверхности, и в следующий момент в лицо Мэтью хищной стаей брызнули острые осколки.

****

Тайлер шагнул еще ближе, и еще... Почему то ему казалось, что с зеркалом что-то не так. И только коснувшись витрины, отделяющей его от зеркальной глади, он понял, что человек по другую сторону хотя и похож на него, но одет абсолютно по-другому.
Двойник поправил темный галстук в полоску, завязанный идеальным манхетенским узлом, как любил носить и сам Тайлер в далеком прошлом ... будущем ... и рука Сэма автоматически повторила его движения, наткнувшись на полоску теплой кожи под распахнутым воротником рубашки.
Сэм рвано вздохнул и, стряхивая настойчивый туман опьянения, вгляделся в бликующие лунным светом глубины. За спиной двойника выплыло из темноты широкое помещение, по видимому спальня, бежевое покрывало на широкой кровати расправлено аккуратными складками, на самом краю, выделяясь ярким пятном, сидит, чуть сгорбившись, светловолосая женщина в открытом красном платье. Голова опущена, длинные пряди занавесили лицо.
Двойник, придирчиво оглядев себя напоследок и стряхнув с рукава невидимую пылинку (и снова Сэм попытавшись машинально повторить этот жест, одернул себя в последний момент), развернулся и, сделав пару шагов, коснулся плеча незнакомки.
Сэм нахмурился, пытаясь понять, что происходит. Может, это какая то сценка из его прошлой жизни, о которой он забыл. Жалко — не видно лица девушки, навскидку он мог вспомнить пару или тройку блондинок в прошлом, но, не видя лица, трудно было сказать что-то определенное.
Словно услышав его мысли, двойник осторожно приподнял подбородок своей визави и нежным движением отвел распущенные пряди, открывая бледное красивой формы лицо на котором двумя цветными пятнами выделялись ярко красный рот и большой синяк на правой скуле. Голубые глаза девушки без выражения смотрели вдаль.
Сэм невольно стукнул ладонями о витрину пытаясь привлечь ее внимание.
Мужчина чуть наклонил голову, словно прислушиваясь, затем полуобернулся, взглянул на Тайлера, насмешливо приподняв бровь, и что-то сказал.
Сэм подался еще ближе в безнадежной попытке услышать.
Двойник тем временем отпустил свою жертву (жертву? Нежные движения и взгляд, который он бросил на нее, говорили вроде бы об обратном) и, подойдя к зеркалу, нетерпеливым движением сорвал с руки блеснувшее серебром кольцо-печатку. Подкинув вещицу на ладони он усмехнулся и, размахнувшись, сильным движением метнул её в Сэма.
Тайлер невольно отшатнулся и, запнувшись о невидимую в темноте выбоину асфальта, упал, неудачно ударившись головой. Сквозь волну боли он еще успел увидеть как вздрогнула девушка, напуганная необъяснимым поведением своего собеседника, после чего картинка мигнула и растворилась в поглотившей его темноте...

****
Ломан проснулся от резких трелей телефона. Звонок бил в голову как набат, и Мэтью засомневался было в расхожем мнении о том, что после джина похмелья не бывает. С трудом сняв трубку и чуть не скинув телефон на пол, он со стоном сел на кушетке, где, как выяснилось, провел, скорчившись, остаток ночи.
- Мы звонили вам несколько раз, сэр, - взволнованно выкрикнула собеседница на другом конце трубки.
Мэтью, невольно отстранив трубку от уха, попытался вслушаться в неприятно высокий женский голос, который бил по мозгам, отдаваясь цветными пятнами где-то за глазными яблоками.
Машинально взглянув на часы, он отметил, что еще только пять часов, критически мало для того, чтобы организм успел справиться с тем количеством алкоголя, который он в себя влил.
Наконец, слова, которые женщина повторяла раз за разом, достигли мозгов сквозь дурман опьянения, и он вздрогнул:
- Где? - неверяще прохрипел он, сжимая трубку побелевшей от напряжения рукой. - Куда мне ехать?
- Оксфорд - роуд, сэр, разве Вы не знаете где мы? - удивленно спросили на том конце трубки.
- Да, конечно, - пробормотал он, резко сбрасывая похмельную муть и пытаясь одной рукой привести костюм в порядок. - Я буду у вас через полчаса.

****

Сэм очнулся от привычного уже треска выломанного с корнем замка. Он лежал на своей кровати, свернувшись калачиком и собрав вокруг себя бастионы из постельного белья. Проморгавшись, он различил в похмельном тумане нависшую над ним массивную фигуру, в которой с удивившим его самого облегчением, узнал шефа.
- Вставай, жертва сухого закона, - бодро проревел над ним Хант и, видимо, для того, чтобы усилить острые ощущения от такой побудки несколько раз встряхнул детектива за плечи.
Сэм сглотнул, и резкими движениями разметав возведенные во сне укрепления из подушек, одеяла и скомканной простыни, метнулся в туалет.
Через несколько минут оттуда раздался его смущенный голос:
- Джин, а... как я сюда попал?
- То есть, как это? - удивился Хант и двинулся на голос, мстительно наступая на разбросанную по полу одежду подчиненного... "Тайлер — и разбросанная одежда?", мелькнуло в голове недоуменно, но он не стал заморачиваться по этому поводу. Просто раз в жизни "Дороти" повел себя как нормальный мужик после хорошей пьянки, и это наверняка плоды нелегкого труда Джина Джини по воспитанию этого мягкосердечного женоподобного аккуратиста. - Я сам тебя привез из паба, где ты набрался и беседовал с Зеленой Феей. Вот уж никогда не думал, что именно это ты скрывал под невинным "диетическая кола", Тайлер.
Хант с удовлетворением полюбовался на лицо своего детектива, которое по цвету могло догнать напиток, который тот систематически глушил вчера, отобрав практически полную бутылку у Нельсона после того, как сварганил очередной любопытный коктейль. Хотя Джину больше понравилось то, что Тайлер называл Мохито, и он искренне был против идеи испортить вкусный напиток какой-то травой, которую Тайлер хотел туда напихать, и которой, к счастью, у Нельсона не оказалось.
- Кстати, кто такой Саксон? - поинтересовался Джин, вспомнив куски того пьяного бреда, который он выслушивал вчера наполовину из любопытства, наполовину от нежелания подниматься с нагретого места и пересаживаться за другой столик. Тайлер все равно не обращал на него никакого внимания и увлеченно беседовал, похоже с зеркалом, которое висело у Ханта за спиной, отчего Джину упорно казалось, что он тоже участвует в беседе. Хотя на него Тайлер никогда так не смотрел: внимательно, даже жадно, с искренним и неподдельным интересом, в некоторой степени уважительно. Кого он там видел в зеркале и о чем ему говорил невидимый собеседник, Хант не знал, но после парочки особо проникновенных взглядов он почувствовал удивившие его самого злость и зависть к тому, кто смог добиться от его DI такой реакции, в то время, как самому Джину чаще доставалось или показное подчинение или высокомерное "я знаю лучше, но не хочу с тобой ссориться сейчас, когда ты можешь ударить меня по почкам". Поэтому, неуверенно, но целеустремленно поднявшись из-за стола, он сгреб подчиненного в охапку, не обращая внимания на возмущенное лепетание последнего, и направился вон из бара, намереваясь как можно скорее покончить с этим затянувшимся вечером и со своими странными эмоциями заодно...
Сэм, который в момент вопроса как раз пытался побриться, от неожиданности порезался и сморщился, с недоумением разглядывая свое отражение. Из вчерашнего вечера почему-то упорно вспоминался только эпизод с неизвестной блондинкой и никакого Саксона там даже и близко не было, зато ... так, кажется, звали человека, который звонил ему вчера... то есть, не человека, а очередной извращенный штамп его больного подсознания, конечно. Собственное состояние начинало его понемногу тревожить, как бы смешно это не звучало.

*****

- Мне нужны списки, - жестко сказал Ломан, барабаня пальцами по столешнице и прожигая собеседницу взглядом.
- Но мы не можем дать их, сэр, - сказала женщина неуверенно, - это закрытая информация.
Мэтью чувствовал, что еще немного, и он перегнет палку. Ладно, попробуем поиграть на чувствах.
- Вы должны понять меня, - проникновенно прошептал он, подаваясь вперед. - Я должен знать, сколько шансов у него было. Я просто взгляну и уйду.
Женщина смутилась, но по-прежнему сохраняла позиции.
- Поймите, сэр, я не могу, это против правил.
- Ну что ж, - Мэтью пожал плечами, отступая. - Спасибо за то, что связались со мной. Я хотел бы закончить все формальности прямо сейчас, если Вы не возражаете.
- Да, да... конечно, - женщина засуетилась, передавая ему бумаги и замялась, - простите мы еще не связывались с управлением. Я ... мне нужно время, чтобы все оформить.
- Я могу сделать это сам, - мягко ответил Мэтью, сам не зная, почему прозвучавшая фраза набатом отдалась в ушах. Никто ничего не знает... пока... пока он не расскажет сам, или не позволит вмешаться этой глупой курице. - Я ... я всегда хотел посмотреть как ... и теперь, когда это уже невозможно... вы понимаете меня? - подпустив в голос неуверенности, он пристально взглянул на собеседницу, ловя ее эмоции. Да, есть! Она понимает, что это их ошибка, где-то в огромной бюрократической машине выпал винтик, и он любезно прикрыл на это глаза. И, конечно же, она ему сочувствует, ведь он выглядит таким несчастным... Ломан сжал зубы, подавив судорожный вздох, он не просто выглядел несчастным, эта новость больно ударила его, ударила, выбивая дыхание, сознание, желание жить и что-то делать, даже демоны глубоко внутри неуверенно притихли, не зная, что делать дальше, против кого или против чего бороться...
Взглянув на него и, вероятно, разглядев что-то в его глазах, женщина разжала пальцы и, наконец, позволила ему взять тоненькую папку.
- Спасибо Вам, господин Ломан, - пробормотала она, отводя взгляд.
- Да, да, конечно.
Он сухо кивнул ей и стремительно вышел из кабинета.
Створка двери чуть не задела маленького, похожего на хорька субъекта, который неизвестно зачем ошивался рядом. Неизвестно зачем? ... Правда?... Ты совсем разучился разбираться в людях, Ломан?
Пятнадцать минут спустя, Мэтью уже пробегал глазами список, а нервный маленький человечек напротив мял в подрагивающих пальцах пятьдесят фунтов.
Семь фамилий, всего семь шансов - много это или мало? И все семь были разыграны сегодня ночью, однако, на выходе оказался джокер... Шут плясал, насмешливо звеня бубенцами, и усмехался демонам в его душе, подначивая, указывая жертву ...
Взгляд зацепился за последнюю строчку, глаза быстро пробежались по ней и вернулись, чтобы вдумчиво перечитать снова:
"Детектив инспектор, Сэмюэль Ричард Тайлер, 1936 г. рождения, место работы Отдел А полицейского управления Манчестера и Сэлфорда, домашний адрес Хамфри роуд ... "
- Вот как? - процедил он сквозь зубы. - И здесь ты? Ты - причина всему, детектив Тайлер, самовлюбленный слабак, из-за которого ... но я тебя достану! Тебя, и этих ... трусов!
Взгляд еще раз скользнул по списку, запоминая и старательно пропуская одну из фамилий, как будто ее и не было там.
Нервный человечек напротив наконец решился и рванул бумагу из конвульсивно сжатых пальцев, пятясь от страшного взгляда, которым одарил его мрачный высокий мужчина.
Мэтью усмехнулся этому проявлению запоздалого страха и с мрачным смешком подумал, что навязанный ему отпуск оказался очень даже кстати, прямо таки в руку... если можно так сказать.
Демоны в его душе впервые удовлетворенно молчали, зная, что скоро им дадут долгожданную свободу.









Гарантирую, что этот комментарий займет у вас совсем немного времени :)

@темы: Сэм Тайлер, Кольцо

11:03 

Часть 1.2 Тайлер. Дело об ограблении банка. Телефон. (Манчестер, конец октября 1974)

В жизнь особенно интересно играть, когда выясняешь что правил никто не знает







Часть 1. Глава 2.

Тайлер. Дело об ограблении банка. Телефон.

Хайд, конец октября 1974




Выходя от начальства, молодой человек еще сохранял на лице подобающее выражение решительной серьезности, однако за дверью он, не удержавшись, расплылся в улыбке и по мальчишески легко метнулся к телефону.
Взволнованной скороговоркой выдав телефонистке все пароли и явки вызываемого абонента, он принялся ждать чуть ли не приплясывая около своего стола.
Наконец, на том конце отозвался хриплый, недовольный голос.
- Привет. Они отпустили меня, представляешь! Встречай через неделю, - выпалил юноша нетерпеливо и замер в ожидании ответа.
Его собеседник задумчиво посмотрел на аппарат ,вертя в длинных тонких пальцах перьевую ручку.
Как не вовремя, некстати этот визит. На него слишком давят, и он боится сорваться. Демоны глубоко внутри уже осмелели настолько, что он слышит их вкрадчивые голоса по ночам и пока единственное, что может заглушить этот навязчивый шепот - ежевечерняя выпивка, хотя выпивка - сказано слишком мягко для того состояния в котором он возвращался к себе домой под утро. Долго так продолжаться не могло, на работе на него уже косо смотрят, надо брать себя в руки. Может... через неделю все изменится, вдруг с надеждой подумал он, они будут вместе, будут поддерживать друг друга, кто знает, в конце концов, возможно, дело можно решить законными способами... хотя, он невольно усмехнулся, это звучало немного смешно и в некоторой степени двусмысленно.
- Я рад за тебя, малыш, - тепло улыбнулся он невидимому голосу на другом конце. - Буду ждать. Когда и на чем ты приезжаешь?
В этот момент на другом конце телефонного провода на рычажки мягко опустилась чужая рука, насильно прерывая разговор.
- Вы должны вести себя очень осторожно, детектив, - укоризненно произнес пожилой с иголочки одетый мужчина. - Очень, очень осторожно... Один раз наша операция уже была сорвана, - он с досадой поморщился, - и мы потеряли хорошего офицера... Я очень не хочу потерять Вас, детектив Костан, ни в прямом, ни в переносном смысле. Вы поняли меня?
- Да сэр, - кивнул молодой человек и, кинув взгляд на табличку на двери кабинета собеседника, которую поменяли полчаса назад, добавил непривычное пока, - суперинтендант Морган. Я Вас понял.


****

Манчестер, конец октября 1974



Телефон зазвонил прямо посреди совещания, зазвонил так резко и требовательно, что Сэм невольно дернулся к нему, заработав недовольный взгляд шефа.
- Тебе приспичило прямо сейчас, Дороти? - язвительно поинтересовался тот. - И ты даже не вставишь ни одного из своих заумных комментариев по этому делу?
Сэм, который все еще никак не мог отойти от утреннего разговора о Хайде, растерянно посмотрел в ответ... неужели, с ужасом дошло до него, они не слышат? Просто не слышат настойчивых трелей, а значит... все вернулось... то, что он считал окончательным разрывом, было только дарованной ему ненадолго передышкой, возможно, у его подсознания или у лечащих врачей (хотя, если задуматься, что там лечить? Смерть, вроде бы, не лечат...) были летне-осенние каникулы. И теперь они с новыми силами, засучив рукава, вернулись к своей работе.
Телефон, будто почувствовав его состояние, издевательски умолк, оставив его сидеть, как на иголках, в мучительных раздумьях о том, что хотел сказать ему невидимый собеседник.
Мысленным усилием он заставил себя сосредоточится на ориентировках, которые выдавал, как всегда полный идей, самоуверенности и знания Манчестера, на гора, Хант. Дело об ограблении ювелирного салона не должно быть таким уж трудным. Так ведь?
Он быстро перелистал материалы, которые ему передали. Итак, преступник явно был неопытен, судя по тому количеству разгромленных витрин, которые он оставил - шум привлек внимание прогуливающейся неподалеку парочки и они же и вызвали полицию. Что-то не так в их показаниях... Что же не так?
Черт бы подрал стиль записи Скелтона - поэт хренов. Что это может значить "Улица, фонарь, аптека... тут мы увидели убегающего человека... "? Что именно настораживает его в этой явно идиотской записи, украшенной пятном от горчичного соуса?
"Убью мерзавца!" - с нехарактерным для него раздражением подумал Сэм, и тут телефон грянул опять.
DI подпрыгнул на стуле. Все мысли о преступлении вымело из его головы, оставив неприятную гулкую пустоту. Он сглотнул и нерешительно поднес руки к вискам, уловив краем глаза, как Карлинг, понимающе кивнув, явно довольный шепчет что-то на ухо Криса.
В этот момент Хант, раздраженный нарушением дисциплины и отсутствием должного внимания со стороны своей личной занозы в заднице, с силой дернул его со стула и тычком направил к двери:
- Иди, делай свои дела, Сэмми-бой. Все равно толку от тебя, тощей хайдовской задницы, сегодня никакого.
Карлинг заржал и отпустил какую-то плоскую шутку, которую Сэм не услышал, потому что по мере того, как он неуверенно пересекал помещение, начал звонить телефон Криса, потом разразился недовольной трелью аппарат Карлинга, при приближении к двери добавил свой голос в общий хор старенький телефон на столе Картрайт.
Сэм буквально выбежал за дверь и обессиленно прислонился к картотечному шкафчику. Как только за ним захлопнулась створка, телефоны в отделе разом смолкли... Хотя, горько подумал Сэм, чему тут удивляться, возвращаться, так с музыкой...
Оглянувшись по сторонам, он подошел к висящему на стене общественному переговорному аппарату как раз в тот момент, когда тот первый раз нерешительно звякнул.
- Соединяю... - раздался приветливый женский голос.
Сэм замер, мучительно пытаясь сообразить, настоящий это звонок или нет. Раньше они с подсознанием обходились без посредников. Может.,оно обиделось за то, что он бросился с крыши? Так сказать, ушел первым....
- Ну здравствуй, старший детектив-инспектор... - собеседника на другом конце трубки он не узнал... хрипловатый низкий голос казался чем-то мучительно знакомым, буквально лез под кожу, но не подходил ни под кого из родственников или сослуживцев.
- Вы ошиблись, - поправил Сэм, сохраняя надежду на то, что звонок реальный. - Детектив-инспектор, Сэм Тайлер...
- Ах да, конечно, - усмехнулся собеседник на том конце трубки. Сэм попытался идентифицировать полузнакомые звуки, которые служили фоном для голоса с другой стороны, но не преуспел. Отдаленный шум переговоров, какое-то шебуршание, и тут, сбивая дыхание, грянул рингтон мобильного.
Собеседник чертыхнулся и резко сказал в телефонную трубку:
- Слушай, извини, это срочно. Ты не против повисеть немного на проводе?
Сэм растерянно кивнул - какая вежливая галлюцинация, раньше у него никто и ничего не спрашивал, просто ставили в известность о том, например, что его отключат от аппарата жизнеобеспечения, или накачали очередной медицинской дрянью, или о том, что по недосмотру медперсонала вышел из строя один из медицинских приборов.
Невольно он с любопытством прислушался, пытаясь разобрать, о чем шел разговор.
- Да, я, полковник, - с неудовольствием отсчитывал абонента его таинственный собеседник. - Именно я отдал такой приказ. ... И что? ... Что? .... Они что, черт побери, новостей не смотрят у вас на базе? Они не знают, кто такой Гарольд Саксон? Идиоты! Им послать для предупреждения парочку моих любимцев? ... Нет, не сомневаюсь, что вы сами все сделаете... еще бы я сомневался.
Раздался удовлетворенный смешок и собеседник все еще раздраженно посетовал Сэму:
- Нет, какие идиоты!!! - не дождавшись реакции, человек на том конце подул в трубку и с недоумением поинтересовался. - Эй, ты еще здесь?
Сэм, нервно хихикнув, подтвердил, что да, он еще здесь, слушает телефон, звонка которого никто кроме него не слышит, и вообще, Филис на прошлой неделе говорила, что якобы он неисправен. Но он, Сэм, дисциплинировано стоит и слушает, как последний идиот, один из тех, из мобильника.
- Я, собственно, хотел спросить? - голос на минуту замер, будто его обладатель раздумывал или может, предположил в порыве вдохновения Сэм, отвлекся на смску... а что? все может быть. - Ты никогда не думал ... тридцать три года — возраст Христа ... Может, они считают тебя спасителем? Мессия очищает диск и все такое?
Сэм растерялся, он никак не ожидал такого вопроса, он, собственно, вообще не ожидал вопросов от таких телефонных звонков, которые носили в основном декларативный характер. Собеседник, видимо почувствовав его состояние, ободряюще произнес в трубку:
- Прости... Мне просто стало любопытно... Ну, то есть, я думал о нас с тобой, то есть, о тебе и это как-то стукнуло в голову...
- О каких нас? - взвился наконец Сэм. - Ты кто, вообще к дьяволу, такой? Почему ты заставил трезвонить все телефоны в офисе пятнадцать минут подряд?
- О... - смутился собеседник, - намекаешь, что не мог подойти. Я учту. Я как-то не подумал... То есть, пойми, у меня то таких проблем не бывает...Да!... Это все моя секретарша, очень настойчивая, знаешь ли, - находчиво перевел он стрелки и торопливо пробормотал, явно спеша свернуть разговор. - Ладно, мне пора, строго говоря... Ну, знаешь, завоевание мира и все такое... Еще поболтаем! - с этими словами он повесил трубку, и разговор прервался.
Сэм некоторое время еще прижимал нагревшийся пластик к уху, слушая гулкую тишину оборванных телефонных линий, а потом со стоном прислонился пылающим лбом к холодному металлическому краю телефонного аппарата.
Так его и нашел Хант, в самом радужном настроении от окончания совещания и приближающегося обеда выходящий из дверей отдела.
-Эй, Дороти,- окликнул он, - что случилось?
Сэм развернулся и, с удивившей его самого яростью, скомкал в кулаках отвороты бежевого пальто и, толкнув шефа к многострадальному картотечному шкафчику, прошипел ему прямо в лицо:
- Вы все меня достали, слышишь ты, упертый гомофоб, женоненавистник, наглядная демонстрация комплексов по Фрейду, - он немного потряс Джина, отмечая на фоне клокочущих эмоций, что стоит слишком близко, что Джин смотрит на него слишком серьезно, без какого-либо намека на скорую расправу, что эта позиция слишком неправильная для них обоих...
- Сэм, у тебя глаз дергается, - обеспокоенно заметил Хант, не делая никаких попыток вырваться из захвата. – Может, плюнем на все, и к Нельсону?









Хочу еще раз объявить благодарность бета-автору. А то как бы я сама тут все вычитывала!!!!

Вопрос: Ну как?
1. Понравилось 
4  (100%)
2. Не понравилось 
0  (0%)
3. Пока не знаю 
0  (0%)
Всего: 4

@темы: Сэм Тайлер, Кольцо

02:06 

Интермедия №2. Метью Ломан. Кризис. Предчувствие смерти. (Манчестер, октябрь 1974)

В жизнь особенно интересно играть, когда выясняешь что правил никто не знает








Интермедия №2.
Метью Ломан. Кризис. Предчувствие смерти.

Представительство Блекбалси,
Манчестер (первая декада октября 1974)


Историческая справка: Черноморско-Балтийское генеральное страховое общество (Блекбалси) было основано с разрешения правительства Великобритании в Лондоне в 1925 году. Официально на данном этапе акционерами стали: Госстрах РСФСР (65 %), Наркомвнешторг (30 %) и Общество потребкооперации (5 %). Со временем Блэксбери стало одной из всемирно известных британских страховых компаний с раскиданной по всему миру сетью филиалов, наравне с синдикатами Ллойда. К 1970 году позиции СССР в руководстве компании ослабли, в связи с рядом кризисов как внутри компании, так и за ее пределами. После банкротства в 2003 году деятельность общества была прекращена.


- Мистер Ломан, - секретарь, осторожно, постучав вошла в кабинет, мягко ступая по темно-красному ворсу ковра, - машина приедет за Вами через час.
- Да, Сьюзан, я помню, - высокий худощавый мужчина отошел от окна и мягко улыбнулся девушке.
Новый секретарь ему, в принципе, чисто по мужски, нравилась, хотя он скучал по миссис Хэтчкок, которая неделю назад точно так же осторожно постучалась и совершенно неожиданно для него положила на стол заявление об увольнении по собственному желанию. На пораженные вопросы, пожилая женщина начала, отводя глаза, бормотать о семье, внуках, проблемах со здоровьем, и еще о добром десятке причин из чего он, немного подумав, заключил, что вероятно слова "по собственному желанию" имеют мало отношения к действительности, поскольку, если бы все эти причины разом имели место быть, ни одна женщина не стала бы терпеть их пять лет подряд.
Секретарь, осторожно балансируя на высоких каблуках, поставила на стол поднос с кофе и, застенчиво взглянув на него, сказала:
- С Вами хотел бы побеседовать господин Полянский.
- Прямо сейчас?
- Нет, он просил передать, чтобы Вы сами назначили время.
Ну, вот все и прояснилось, вероятно, он единственный из совета директоров с которым еще не провели приватную беседу о новой политике компании. Советы трясет как грушу при сборе урожая, хотя изнутри за дымовой завесой партсобраний и массовых парадов эта тряска не видна, зато она хорошо видна снаружи, и Госстраху придется сильно постараться, чтобы удержать компанию на плаву при том количестве филиалов, которые они открывают по всему миру. Значит, надо делать хорошую мину при плохой игре, чем так любят заниматься в Союзе.
- Сейчас я занят, - он кивнул на стол, заваленный бумагами. - Может быть завтра. Что у меня на завтра?
Девушка на секунду замялась, нерешительно взглянув на дверь.
Мэтью с досадой понял, что надетое на ней по последнему писку моды платье в стиле Холстона не подразумевает карманов, а значит, все ее записи остались в приемной. Вот миссис Хэтчкок всегда носила кардиган крупной вязки с большими карманами, в которых лежал весь ее арсенал секретаря, начиная от блокнота с деловыми записями и расписанием начальства и кончая его же визитками...
Вздохнув, он подошел к столу и, покопавшись немного, вытащил свой ежедневник.
- Так, посмотрим, - пробормотал он, задумчиво прикусывая карандаш и хмурясь...
Девушка затаила дыхание – сейчас, освещенный закатными лучами солнца, с взьерошенными волосами, шеф был просто невероятно красив и выглядел почти мальчишкой. Стройный, высокий, всегда подчеркнуто элегантный, начиная от модных кожаных туфель и кончая идеально повязанным галстуком, обычно он казался скорее старше своих лет благодаря серьезному выражению лица и холодной деловитости в общении. Сейчас, вечером, в конце рабочего дня, она первый раз увидела его почти в домашнем виде: пиджак отброшен на кресло для посетителей, узел галстука слегка ослаблен, рукава бледно розовой рубашки в тонкую светлую полоску закатаны, подтяжки только подчеркивают разворот плеч, кончик карандаша рассеянно скользит по пухлой нижней губе, а каре-зеленые глаза, опушенные длинными, как у девушки, ресницами задумчиво смотрят на нее... то есть, уже давно так смотрят, можно сказать, даже пристально так разглядывают, и выражение этих глаз скорее раздраженно-досадливое, чем расслабленное.
- Вы слышали меня, миссис Смит? - повторил мужчина, начиная злиться. Господи, за что ему это все. Он не очень любил людей вообще, как таковых, но сейчас осознавал, что нелюбовь к данному конкретному экземпляру раскроет ему неизведанные ранее глубины этого чувства.
- Да, мистер Ломан, - пролепетала девушка и после очередного пронзительного взгляда, отчаянно покраснев, почти прошептала. - Нет, мистер Ломан.
Меэтью тяжело вздохнул и, стараясь говорить громко и четко, чтобы на этот раз точно дошло, повторил:
- Завтра в три у меня совещание по антикризисному управлению. Думаю, оно закончится в пять, и я смогу уделить Полянскому полчаса. Хватит ему полчаса?
- Я не знаю. То есть, он мне не сказал, мистер Ломан... Позвонить ему?
- Не надо, все равно этот жирный боров не слезет с меня, пока не добьется своего, - проворчал мужчина. - Просто запишите его на пять.
Проследив, как за девушкой закрылась тяжелая дубовая дверь, мужчина еще раз взъерошил короткие темные волосы и, чертыхаясь, зарылся в бумаги пытаясь увязать воедино политические последствия вхождения Британии в Европейское Экономическое Содружество, и прогнозируемые результаты от очередного расширения страхуемых и перестрахуемых рисков. С одной стороны, рынок лихорадило и в ближайшее время он будет перенасыщен импортируемыми товарами, что негативно скажется на ситуации с профсоюзами и торговыми объединениями, с другой, предлагаемая компанией политика по страхованию ответственности по производству товаров будет востребована местными производителями. Все, вроде бы, говорило за политику предлагаемую, да что там предлагаемую, настойчиво продвигаемую советской стороной, которой срочно нужны были фонды на увеличение уставного капитала и поддержание чересчур разросшейся сети филиалов. Однако чутье подсказывало ему - с этой позицией не все чисто. И завтра ему придется выбрать, на чьей стороне выступать.
Честно говоря, единственное, что держало его здесь, кроме денег, само собой, было ощущение хищника, преследующего жертву, которое он испытывал, разворачивая многоходовые интриги как внутри компании, так и за ее пределами. Он шел к этому месту семь лет, и это были интересные годы, полные крупномасштабных подстав, предательства бывших союзников и политических афер. И все это время его держало в тонусе загнанное выражение в глазах его жертв, которые до самой последней минуты не понимали, что тот, кто приветливо здоровался с ними каждое утро, интересовался успехами их семьи, передавал приветы женам и стареющим родителям, красовался на многочисленных фотографиях семейных пикников и делил воскресный бранч на заседаниях гольф-клуба, давно уже подобрался на расстояние единственного смертельного прыжка и сейчас со спокойным любопытством наблюдает, как беспомощно они извиваются под неожиданно перебившей хребет тяжелой лапой. Это было его маленькой отдушиной, хрупкой перегородкой, отделяющей от таящихся внутри него бесов. О, он был достаточно осторожен, чтобы не пачкать руки самому, поэтому до сих пор сохранил позицию одного из самых честных, наивных и дружелюбных членов совета директоров компании, возможно, чуть более упертого, чем надо.
Однако... в данный момент, похоже, на роль жертвенного агнца выбрали его самого. И значит, надо кончать притворяться невинной пушистой овечкой и показать зубы.

Завтра, - вздохнул он, поправляя узел галстука и набрасывая пиджак, - я подумаю об этом завтра.
Оглядев кабинет напоследок, он поймал себя на ощущении, что ковер, подсвеченный сумеречным багрянцем осеннего заката, напоминает ему огромную лужу крови.
Вздрогнув, он с силой захлопнул дверь и сухо кивнув побледневшей секретарше, быстрым шагом направился к выходу.
Не удержавшись, по мальчишески стремительно сбежал по парадной лестнице к машине и, с облегчением опустившись на заднее сиденье, кивнул водителю:
- В клуб, Джонс. Сегодня я хочу напиться в стельку.

Сьюзан, подождав несколько минут для верности, легко проскользнула в кабинет, в котором еще чувствовался легкий запах мужского парфюма, перемешанный с ароматом кофе, и нерешительно подошла к столу. Убрав чашку и досадливо покачав головой при виде оставленного кофейного пятна, она воровато оглянулась и принялась аккуратно перебирать разбросанные бумаги, стараясь по возможности сохранить оставленный хозяином беспорядок.









Комментарий. Ну пожалуйста !!!!

Вопрос: Ну как?
1. Понравилось 
2  (66.67%)
2. Не понравилось 
0  (0%)
3. Пока не знаю 
1  (33.33%)
Всего: 3

@темы: Сэм Тайлер, Кольцо

00:38 

Часть 1.1 Тайлер. Дело об ограблении банка. Ревизор (Манчестер, конец октября 1974)

В жизнь особенно интересно играть, когда выясняешь что правил никто не знает







Часть 1. Глава 1.

Тайлер. Дело об ограблении банка. Ревизор

Манчестер, конец октября 1974


Сэм наслаждался наступившей осенью, и даже предсказуемая осенняя хандра, вызванная промозглым ветром, дождями и ранними сумерками, не могла в полной мере притушить его приподнятое настроение. Четыре, нет, уже пять месяцев абсолютной тишины: все неработающие приборы, начиная от тостера и кончая телефоном, по прежнему неисправны, что не может не радовать; перебои с электричеством случались всего два раза - один раз из-за того, что у Нельсона полетела проводка, а другой из за сильной грозы, даже чертов телевизор в его квартире работал как часы.
Сэм хихикнул при последнем сравнении, заработав подозрительный взгляд Карлинга, который все еще не мог привыкнуть к отсутствию истерик и неуравновешенного поведения со стороны выскочки из Хайда, а главное, к его необъяснимому дружелюбию. От каждой лучезарной улыбки детектива-инспектора, обращенной в его сторону, сержант Карлинг нервничал, и пытался вспомнить, что именно такого он наговорил этому психопату во время почти недельного необъяснимого запоя, на который, кто бы мог подумать, его сподвиг в начале лета все тот же Тайлер. Со временем Сэм это заметил и стал разбрасывать свои улыбки почти умышленно, не делая, однако, кроме этого никаких других особых попыток сблизится с сержантом, отчего тот был постоянно на взводе. Эта маленькая месть тоже поднимала настроение.
И вообще он нашел в восьмидесятых немало интересного и забавного, начиная от возможности запросто болтать с будущими знаменитостями, которые пока еще ничего такого за собой не знают, и кончая полузабытыми вкусами и впечатлениями детства. Этот мир разительно отличался от мира облачных технологий, юридических поправок и бизнес-этикета из которого он пришел: здесь он чувствовал себя живым, нужным, способным изменяться и изменять, собственно, здесь он просто чувствовал, жил, дышал полной грудью... мог ощутить, как его вздергивают за отвороты пиджака и с силой приподнимают над стулом:
- О чем грезишь, Дороти? - подозрительно поинтересовался Хант, встряхивая своего детектива-инспектора и дыша на него вечерним перегаром с примесью утреннего перекура.
Сэм с натугой отцепил от себя крепкие пальцы и, старательно отворачивая лицо, поправил пиджак.
- О чем мне грезить, шеф, разве что о том, что ты научишься самостоятельно писать отчеты и за тобой не нужно будет их переписывать, - с раздражением заметил он, покосившись на внушительную стопку папок с делами, которая занимала правый край его стола, и грозила рухнуть в предусмотрительно подставленную снизу пустую мусорную корзину. Конечно, Сэм не стал бы спихивать отчеты нарочно, но кто мешал ему помечтать об этом?
- Это называется субординация, Сэмми-бой, - вкрадчиво заметил Хант, обхватывая детектива за плечи и подпихивая по направлению к своему кабинету. – Знаешь, что означает это слово? Оно означает, что я, черт побери все на свете, твой шеф, а ты, мой маленький DI, подчиненный. А значит, будешь переписывать за мной отчеты, складывать их аккуратными стопочками в архиве, а если я прикажу, будешь лизать мне задницу! - с каждым произнесенным словом голос шефа становился все более угрожающим, и под конец Сэма ощутимо приложили спиной о потрепанный зеленый сейф, который Сэм возненавидел еще с первого знакомства за весьма неудобную высоту, острые углы, и вообще за то, что он был металлическим, и детектив-инспектор имел слишком много возможностей убедиться во всех вышеозначенных качествах.
- Эй, шеф, тише, - поднял Сэм руки, совершенно не желая быть беспричинно избитым в такое прекрасное утро. - Что случилось?
- Сегодня мне звонил твой старый знакомый, - все еще раздраженно заметил Хант. - Помнишь такого, Фрэнка Моргана, из Хайда? Этот старый педераст затрахал мне к черту все мозги, - передернул плечами старший инспектор и зло посмотрел на Тайлера.
- Уильямс - то, Уильямс - это, Уильямс - наш лучший офицер, - Джин скривился, передразнивая И.О. Главного Инспектора, - впрочем, мы понимаем, Манчестеру нужны такие люди! - с каждой фразой он все сильнее тыкал Тайлера в грудь и нависал над ним все больше, так что под конец тот чуть ли не распластался по многострадальному сейфу. - Вы все извращенцы, в этом твоем Хайде. Самолюбивые, двинутые на бюракратии, доставучие, недотраханные педики, - выплюнул он ошарашенному Сэму в лицо. После чего неожиданно успокоился и, отойдя на пару шагов от размазанного в буквальном и переносном смысле по стенке сейфа DI, задумчиво похлопал себя по карманам, ища сигареты.
- Шеф... - начал взволнованный Сэм, ощущая, как все хорошее настроение испаряется. Звонок из Хайда, как он уяснил себе за прошлый год, не мог значить в его жизни ничего хорошего, - Шеф, я думал, мы договорились и ты отклонил их запрос на мой перевод... Так?
В ожидании ответа его начало трясти. Неужели он прошел все это зря: прыжок - ставший как он думал необратимым шагом, окончательная потеря связи с родными и близкими, с которой он почти смирился: больше всего хотелось услышать голос мамы, но он все это время думал, что тот последний шаг, который он сделал, был окончательным выбором... И вот теперь выясняется, что Хайд никуда не исчез, там по прежнему существует его прежний (по легенде) отдел, у которого есть весьма неприятный Сэму начальник, и этот начальник все еще имеет на него, Сэма, какие-то виды... и мама...
DCI наконец нашел искомое и миролюбиво, насколько это было возможно, в его состоянии "вечно на взводе" посмотрел на помощника.
- Перестань блеять, Дороти, - покровительственно ухмыльнулся он, - ты продан, и, я надеюсь, предан, мне со всеми потрохами.
Вместо желанного облегчения Тайлер ощутил себя мерзавцем - он так спокойно и радостно помахал ручкой своему старому миру, как будто сменил старую надоевшую кожу. И это он, который всегда с неприятием относился к суицидникам. Он бросил там родных и близких - маму, тетю Рут, дядю Дэвида, друзей, сослуживцев и сотрудников... Бросил ради людей, которые до сих пор не принимают и не понимают его, систематично вколачивают желудок ему под ребра, смеются над его методами ведения расследования... Ради людей, которых он знал фактически чуть больше года...

Джин с растущим недоумением и раздражением смотрел, как Тайлер, вначале растерянный и кажется испуганный, все больше и больше мрачнел, и последняя фраза вовсе не разогнала, как он надеялся, собравшиеся тучи.
"Откуда их только берут таких депрессивных в Хайде? Похоже, разводят на экспорт. Специально в мой отдел" - раздраженно и в то же время с беспокойством думал Хант. Он совершенно не мог понять своего помощника. В последнее время Тайлер вроде бы немного расслабился, перестал напоминать ходячий невыспавшийся труп и нервно вздрагивать неизвестно от чего. По окончании того запутанного дела Джонса, в результате которого он узнал много нового о своем DI, он решил было, что понял причину, по которой Тайлер так нервничал - быть двойным агентом с потерей памяти - это сюжет достойный Хичкока и старушки Кристи вместе взятых. И ведь Сэм успокоился, когда все закончилось, и он определился с выбором... то есть, ведь он определился?...
Хант ни за что не хотел признаваться, даже самому себе, что ненавидит Моргана, не только и не столько за то, что тот являлся гребанным глистообразным ублюдком, успешно засадившим его под домашний арест, но и потому, в основном, что этот престарелый похотливый извращенец пытался отнять у него Сэма, и Сэм велся на его сказки, как доверчивая целка с широко распахнутыми невинными карими глазками.
Тут Джин смущенно фыркнул, подловив себя на мысли, что слегка увлекся описательными характеристиками и вернулся в реальность.

Сэм понял, что еще немного и он сорвется. Ему надо было хорошенько все обдумать. Он до сих пор не мог понять, что из его ощущений и переживаний за прошедший год было правдой, а что искусно наложенным на восприятие мира бредом воспаленного подсознания. Например, история про то, что он двойной агент, абсолютно не находила отклика в его душе, и Фрэнк Морган, который был врачом там, в далеком 2006, существовал ли он здесь в действительности? Почему-то у Сэма было ощущение, что Морган исчез, испарился после его прыжка... остался вместе с номером Хайд 2612 где-то на полпути между оградой крыши управления и серыми плитами асфальта. И вот теперь выясняется, что это далеко не так. Собственно, с чего бы ему действительно исчезать - у него здесь вполне налаженная жизнь, ему комфортно в шкуре начальника отделения в 1984, как, впрочем, и в халате успешного нейрохирурга в 2006.
Сэм с усилием потер лицо и встряхнулся, прислушиваясь к Ханту, который опять что-то говорил, постепенно повышая тон.

- ... Он переходит под твою руку, Тайлер. И ты шкурой за него отвечаешь!!!
- Кто? За кого отвечаю? - растерянно спросил Сэм
- Ты что, Дороти, мать твою, думала, какие обои выбрать в свою конуру и пропустила все, что я говорил мимо ушей? - взревел Хант, опять хватаясь за многострадальные лацканы кожаного пиджака и подтаскивая Сэма к себе. - К нам направляют практиканта!!! Из Хайда, прямо из под крылышка этого ублюдка Моргана, и я не я буду, если вы два обдолбанных Хайдовских педика не споетесь и не будете дружно плясать под дудку Джина Джини!!! Потому что я носом чую, что это опять какая-то гребанная провокация.
С этими словами Хант вытолкнул Тайлера за дверь и, придав ему ускорение в направлении нужного стола, проорал:
- Картрайт, живо кофе и сегодняшнюю газету! И, если кофе будет недостаточно сладким и горячим, я выйду из своего кабинета и вздрючу всех вас чертовых бездельников!

Некоторое удовлетворение доставил Сэму только тот факт, что наткнувшись на свой стол, он послужил таки косвенной причиной падения стопки отчетов, как он надеялся, выстраданных Хантом, прямо в приоткрытый в радостном ожидании зев мусорной корзины.
- Наконец-то они там, где им и место, - проворчал DI, и тут до него дошло то, что только что сказал ему шеф.
Практикант. Из Хайда. Направлен и под личной протекцией Моргана. Такой маленький подарочек Сэму на день Всех Святых. Кому только за него помолиться?









Не забываем про комментарии !!! Да к каждой главе! Не думайте что вы отделаетесь всего одним комментом.
P.S. Спасибо бета-автору. Без нее вам точно было бы гораздо труднее все это читать!!!

Вопрос: Ну как?
1. Понравилось 
1  (50%)
2. Не понравилось 
0  (0%)
3. Пока не знаю 
1  (50%)
Всего: 2

@темы: Сэм Тайлер, Кольцо

18:48 

Кольцо. Интермедия № 0: Мастер. Начало изменений. Часть 2 (Манчестер, ноябрь 2009)

В жизнь особенно интересно играть, когда выясняешь что правил никто не знает







Интермедия 0
Мастер. Начало изменений. Часть 2

Манчестер, ноябрь 2009


– Что это? – спросил премьер, с любопытством касаясь кончиками пальцев приоткрытых стальных ворот.
– Это старая тюрьма, сэр, – водитель покосился на сидящего рядом пассажира, молчаливо спрашивая, что делать дальше.
Полковник Смит вздохнул и отрывисто произнес в гарнитуру: – Приехали, Альфа– ноль. Окружить периметр. Проверить объект. Как слышно? – он кивнул в ответ раздавшемуся из наушников бормотанию и тяжело спрыгнул на землю. Через несколько секунд раздумья за ним, тихо потрескивая, выплыл токлафан.
Женщина на заднем сиденье первый раз за всё это время переменила позу, но взгляд ее оставался таким же безразлично пустым, как и в начале пути.
Водитель подал джип чуть вперед, пропуская две машины сопровождения, которые отстали в попытке повторить хаотичный маршрут, и провел затекшими плечами. Он не хотел бы ещё раз повторять эту безумную гонку под отрывистые команды, которые почти интимно выдыхал ему на ухо премьер, в азарте погони подавшись вперед. За чем они гнались по пустынным улицам города, он не знал. Так же, как не знал, чем руководствовался его пассажир при выборе маршрута. Одно он знал точно, — чудовищное напряжение , холодившее коротко стриженный затылок с самого начала поездки, исчезло, а значит, они достигли цели. Если бы он знал Гарри Саксона дольше, он бы возможно с удивлением понял — то, что заставляло его кровь бурлить адреналином последние два часа, давно превратило близкое окружение премьер-министра в ходячих мертвецов, живых только ненавистью их повелителя, которую они азартно возвращали обратно, не в силах постигнуть ни смысл, ни свою зависимость от этой связи. И теперь, когда привычное давление исчезло, им ещё только предстояло узнать муки наркотической ломки по болезненному, нечеловечески сосредоточенному вниманию своего «тюремщика», который нашёл новый объект приложения своего интереса, и с азартом устремился ему навстречу, отложив на время угнетение человечества на данной планете, как нудное, но необходимое домашнее задание, ради новой яркой игрушки. Если бы он знал Саксона ещё дольше, задолго до того как тот принял пост премьер-министра, он бы понял, что эта ломка наступит в чудовищно искаженном облике первой влюбленности. И наступит довольно скоро.

Саксон попытался самостоятельно приоткрыть створку, но пару безуспешных попыток спустя отошёл, тихонько ворча под нос. Пританцовывая, он вернулся к машине, и, энергично распахнув дверцу, учтиво подал руку супруге.
– Прошу, любовь моя. Ты должна увидеть это.
– Что именно, Гарри? – Люси недоверчиво всмотрелась в открытую, ласковую улыбку. Она давно уже не видела этих морщинок у уголков глаз, не слышала искреннего радостного смеха, не ощущала тепло тонких, нервных пальцев, не скованных официальной гладкостью перчаток. Она давно отвыкла от того, что муж вообще слышит ее слова, поэтому удивленно вздрогнула, когда он ответил ей, пожимая плечами:
— Конечно, тюрьму, дорогая. Это должно быть интересно.... Заброшенная тюрьма, что может быть романтичнее? Кстати, Джеффри, а почему она, собственно, пустует? Ты, как представитель местного населения, должен знать. Или... – Саксон забавно скривил губы, – у нас нет заключенных, потому что местным нравится существующий режим?
— Нет, сэр, – невольно улыбнулся Йорк, поддаваясь гипнотическому обаянию политика. — Еще в начале своего правления Вы приказали уничтожить всех заключённых, и расформировать тюрьмы, изоляторы и психбольницы ... Вы сказали, новому человечеству не нужны старые отбросы, сэр... — юноша постепенно бледнел и его голос становился всё тише, когда до разума доходила истинная картина произошедшего, но он заторможено продолжал перечислять, — и центры престарелых, и больницы...
– Да, да, конечно ... а я и забыл, – притворно рассеяно пробормотал Саксон, осторожно отводя жену, которая, кажется, не успела ничего услышать, поближе к начальнику охраны, наблюдающему за процессом вскрытия ворот.
Быстрым шагом вернувшись к водителю, он несколько секунд смотрел, нахмурившись, на представшую перед ним картину, после чего, вздохнув, спросил, привлекая внимание:
– Что случилось, рядовой?
– Я просто смотрел телевизор, сэр… – перевел на него широко распахнутые больные глаза мальчишка. — Я просто смотрел этот чертов телевизор. Я ведь даже на улицу не вышел в этот день! ...Знаете, госпиталь ветеранов в двух кварталах от моего дома, — он закусил губу и глухо застонал. – а я сидел дома как ... я даже помню о чем я думал... я все повторял эту фразу «пора уже избавится от отходов, от этого мусора»… как испорченная пластинка, раз за разом, сэр, раз за разом…
Мастер, проклиная себя за легкомысленный вопрос, который снес слабенький ментальный блок, направленный на подавление воспоминаний, резко встряхнул юношу и, зацепив полуосмысленный взгляд, быстро коснулся пальцами его висков.
– Ты забудешь всё, что говорил мне только что! – произнес он повелительно. - В день расформирования ты был на секретном спецзадании за пределами страны. Ты даже не знал ни о чем, пока не вернулся. Повтори!!
– Я был на спецзадании, я ничего не знал, – облегченно выдохнул лейтенант.
Саксон с отвращением отряхнул руку и, резко отвернувшись, почти неслышно проскулил:
– Какие же вы, люди, сволочи, как я не люблю в вас лазить!
«Думаешь, ты один не вышел из дома? А я ведь даже не вкладывал вам эту мысль. Я хотел войны, я хотел сопротивления, а наткнулся на это» – думал он, отстранено наблюдая за приходящим в себя солдатом и вспоминая, как токлафаны докладывали о единицах, вышедших на улицы и бесславно погибших под пулями и вертящимися лезвиями. Он был вынужден буквально вколотить в их головы состряпанный на скорую руку ментальный блок, чтобы человечество не покончило с собой на следующий день в попытке массового суицида или геноцида. Вечером того дня он напился и устроил Доктору пьяную истерику, хорошо хоть выражался слишком невнятно, чтобы его противник понял хоть что-то, кроме того, насколько сильно Мастер ненавидит его ручных обезьянок.
– Сэр, – послышался неуверенный голос, – мы о чем–то говорили?
Некоторое время Саксон боролся с мелким мстительным желанием понаблюдать, как будет мучиться паренек, пытаясь вспомнить, но его внимание удачно отвлек грохот выломанной створки ворот, петли и контрольный механизм которой были успешно расплавлены охранкой.
– Вы говорили про какой–то подозрительный стук в моторе, рядовой, – бросил премьер, стремительно направляясь от машины к эпицентру событий.
Он мягко отстранил рванувшуюся вслед за ним жену, и решительно перешагнул через развороченные створки.

Мастер медленно шел по выщербленным плиткам внутреннего двора тюрьмы, с любопытством поглядывая на выбитые окна и кучи сваленного кое-как барахла - в основном, сломанной мебели, которое было вытащено из здания мародерами и брошено за ненадобностью. Он с неудовольствием передёрнул плечами – именно в попытке решить проблему мародерства он и устроил расформирование тюрем, заключенные из которых бежали во время смуты буквально в устрашающих количествах. В итоге всё равно пришлось ввести комендантский час...
Где-то здесь находился источник непонятной пульсации, так похожей на его барабаны, невнятный образ которой он уловил в самолете, приняв сперва за неожиданное изменение привычного ритма.
В такой близи шум становился просто оглушающим, и определить источник было также невозможно, как и услышать пение раковины в полосе прибоя.
«Когда я увижу его – я узнаю его» – усмехнулся Мастер вечной проблеме таймлордов, и в этот момент под изящным ботинком, что-то с жалобным звоном хрустнуло.
Мужчина присел на корточки и брезгливо выудил из мусора остатки простенькой деревянной рамки с треснувшим стеклом. Из-за паутины трещин, со старой потрепанной фотографии на него смущенно смотрел очень знакомый человек ... чуть моложе, чем надо, чуть меньше резких линий в лице, нет, или не видно на фотографии, тонких морщинок в уголках глаз, сами глаза выглядят намного наивнее.
– Ну, здравствуй, – неприятно усмехнулся Саксон, глядя на свое отражение в потрескавшейся глади стекла, причудливым образом наложившееся на фотоизображение, так, что казалось, двойник сейчас неуверенно моргнет и улыбнется в ответ, – надеюсь, ты не откажешься скрасить мой личный кошмар... – он перевернул рамку, – детектив-инспектор Тайлер...
Рамка, не выдержав, треснула окончательно и на черную кожу перчатки выпал оплавленный, покореженный кусочек серебристого метала. Ритм, который вел его сюда, взмыл торжествующим ревом штормового океана и исчез.
Невысокий человек, казавшийся еще более хрупким посреди залитого угрюмым осенним светом тюремного двора, запрокинул голову к небу и весело расхохотался.








Помните, автор ценит Ваши комментарии, и будет ценить их даже если вы их оставите через полгода после публикации этой главы ;)

Вопрос: Ну как?
1. Понравилось 
2  (66.67%)
2. Не понравилось 
0  (0%)
3. Пока не знаю 
1  (33.33%)
Всего: 3

@темы: Сэм Тайлер, Кольцо

11:18 

Кольцо. Интермедия № 0: Мастер. Начало изменений. (Манчестер, ноябрь 2009)

В жизнь особенно интересно играть, когда выясняешь что правил никто не знает








Интермедия №0.
Мастер. Начало изменений. Часть 1.

Манчестер (ноябрь, 2009)



Мастеру, в мировой политике более известному как Гарри Саксон, было скучно. От скуки ломило зубы (или они ныли от того, что нечем было заглушить барабаны, которые он слышал), и хотелось кого-нибудь убить. Повторяя пальцами отдававшуюся в голове барабанную дробь, Мастер, полуприкрыв глаза, смотрел на сидящую напротив бледную испуганную женщину и думал: что будет, если взять вот этот десертный нож и...
– Иди, переоденься. – он отдернул руку, в которую почти незаметно легла металлическая рукоять, и, стиснув зубы, заставил себя прекратить выбивать навязчивый ритм.
Женщина перевела на него застывший больной взгляд и судорожно выдохнула какую-то фразу, в которую он даже не стал вслушиваться.
– Уйди отсюда, Люси. – пробормотал он и сорвался на крик – Уходи, ну!!! Вон!
Женщина отшатнулась, прижимая руку к ярко красному рту на бледном лице, не давая вырваться испуганному вскрику, и, подхватив юбки длинного, в пол, платья, выбежала прочь. Нож, вибрируя, вонзился точно между створками беззвучно сомкнувшихся за ее спиной автоматических дверей.

– Тебе хуже. – сухой, неприятный голос, раздавшийся чуть позади, наждаком проехался по нервам, заставляя собраться.
– Что, Доктор, – криво усмехнувшись, он повернулся к капитанскому мостику, где в густой тени висела занавешенная темной материей клетка, – не терпится поставить мне диагноз?
– Я могу тебе помочь. – в голосе собеседника прорезались нотки жалости, отчего пальцы Мастера конвульсивно дернулись – Я хочу тебе помочь!!!
– А я, — Саксон медленно стянул ткань и приблизил лицо, так, чтобы взглянуть прямо в неестественно большие глаза сморщенного существа, не похожего ни на одно земное животное, и продолжил, роняя приправленные холодной яростью слова. – Не. Хочу. Чтобы. Ты! Мне. Помогал. Я справлюсь сам, как справлялся уже много лет без тебя... – двумя пальцами он ухватил, больно выворачивая, серое кожистое ухо и, подтянув уродца к себе, почти неслышно выдохнул в него, – Тета!
Резко накинув ткань обратно, он отошел от раскачивающейся клетки и двумя прыжками буквально взлетел по лестнице к пульту управления.
– Капитан, – кинул он в переговорное устройство, – подготовьте самолет. Я хочу проведать свои владения. Да... и отправьте кого-нибудь за миссис Саксон, у нее есть час на сборы... – он нервно дернул уголком рта и добавил, – пошлите ей цветы... букет номер 18, или нет, 23 – там, насколько я помню, протокольная карточка с извинениями.
– Мне просто нужно отвлечься, – бормотал он, лихорадочно меряя шагами ребристые плитки пола, – уже недолго осталось. Отвлечься, или я убью ее… я убью их всех раньше ... – он воровато взглянул на клетку и почти беззвучно прошептал, – чем ты сможешь ... помочь...

Пилот покосился на соседнее кресло, человек в котором, казалось, спал, и только нервная ритмичная дрожь тонких пальцев в черной коже перчаток выдавала обманчивость этого впечатления.
Пилот с беспокойством взглянул на маршрутную карту: стандартная остановка в Лондоне, где премьер-министр в сопровождении жены проехался по улицам города, окруженный десятком токлафанов, издевательски вежливо приветствуя редких прохожих; еще одна в Глостере, где они всего на полчаса приземлились на частной взлетной полосе закрытой лаборатории ядерных испытаний и он не успел заправиться; в аэропорту Бирмингема топлива уже оставалось мало - военный завод, ради которого совершались все полеты, закрывался, и вместе с ним закрывали аэропорт и изолировали город; затем они сели всего на пятнадцать минут, чтобы принять на борт запуганного профессора из Шеффилдского университета и, на полпути к Ливерпулю, где их ждала очередная дозаправка, в кабину пилота ворвался взволнованный премьер и велел срочно менять курс по направлению "налево". Он так и сказал "налево" и, взглянув на азартно блестящие глаза и нервно раздувающиеся ноздри, пилот предпочел не уточнять маршрут.
И вот чертову дюжину "налево", "направо", "да нет же, дьявол, опять упустили" спустя, пилот осознал, что они наворачивают круги над Манчестером.
- Вам нужно в Манчестер, милорд? - решился спросить он, напряженно смерив глазами датчик горючего.
- Что? - рассеянно спросил пассажир, втягивая ноздрями воздух. - Налево! - пилоту начинало казаться, что мистер Саксон вынюхивает цель их полета, если бы это конечно вообще было возможно.
- Нам придется приземлиться в Манчестере, милорд, или мы туда просто упадем, - молодой человек еще успел пожалеть о своей неудачной попытке пошутить, напоровшись на пристальный взгляд карих глаз, которые оказались как-то неожиданно близко. Так близко, что он почти разглядел необычно изменчивый рисунок радужки. От пляски разноцветных точек казалось, что выражение глаз постоянно меняется, и было что-то почти гипнотическое в неосознанной попытке уследить за сменой этих отражений, глаза были похожи на омуты со стоялой, затянутой ряской, холодной водой, под которой стремительно двигались темные гибкие тени, и с каждым своим вздохом пилот погружался все глубже и глубже туда, где он знал, кто-то или что-то ждет его, безразлично покачиваясь под давлением толщи воды, ждет, ждет...
Пилот очнулся от затрещины.
- Садимся, милейший, - брезгливо скривил губы человек (человек?) в соседнем кресле - А то вы что-то замечтались. Так и вправду недолго упасть.

Пальто премьер министра хлопало на резком ноябрьском ветру, издевательски бликуя ярко-багровой подкладкой, отчего казалось, что кто-то, наконец, решился, и болезненно хрупкий человек сейчас сложится вдвое и скомкано опустится на землю в лужу собственной крови.
Саксон чуть повернул голову, и начальник охраны быстро опустил глаза при виде понимающей улыбки, мелькнувшей на тонких губах. Говорили, что премьер может читать мысли, и, честно говоря, сейчас это были не те мысли, при которых можно остаться в живых.
- Мы берем миссис Саксон с собой, Смит, - раздался негромкий хриплый голос. - Я думаю... ей будет интересно.
- Да, сэр, - откликнулся мужчина, подавая руку бледной рыжеволосой женщине и помогая ей сойти с трапа.
Смит проверил связь с охранкой, услужливо распахнул дверь бронированного джипа, предоставленного в распоряжение премьер министра в этом городе, помог усесться на высокое сиденье премьер-леди, подождал, пока мистер Саксон, оглянувшись напоследок на здание аэропорта, запрыгнет в салон, и сел рядом с водителем. Привычные действия успокаивали, не давали думать о том, что уже было готово в Ливерпуле. Наученные горьким опытом реагировать быстро (очень быстро), они смогли собрать группу, разведать пути отступления, и подготовить базу за те десять часов, которые прошли с момента почти случайного взгляда на маршрутную карту и вот теперь все срывалось.... Рядом, на расстоянии сантиметра от его виска негромко жужжал токлафан.

- Куда прикажете, сэр? - молоденький водитель испуганно сглатывал от близкого присутствия серебристого шара и прядка каштановых, чуть превышающих уставную длину волос на виске влажно завивалась от холодной испарины.
- Пока что прямо. Как тебя зовут рядовой?
- Рядовой Йорк, сэр. Джефри Йорк. - уверенный хрипловатый голос пассажира совсем не казался опасным, особенно по сравнению с пришельцем, возможно тем же самым, который убил старую миссис Ротгауэр у Джефри на глазах в прошлом году. Даже не видя его обладателя, голосу хотелось доверять, возможно, во имя собственной безопасности. И уж тем более, его невозможно было ослушаться.









@темы: Сэм Тайлер, Кольцо

00:58 

Часть 1.3. Тайлер. Дело об ограблении банка. Дело №А0021174 (Манчестер, ноябрь 1974)

В жизнь особенно интересно играть, когда выясняешь что правил никто не знает






Часть 1. Глава 3.

Тайлер. Дело об ограблении банка. Дело №А0021174

Манчестер, ноябрь 1974




В управление они приехали даже раньше, чем было нужно, потому что в кои то веки Тайлер, оглядев вырванный с корнем замок, просто тихо прикрыл дверь и, укоризненно посмотрев на Джина, спустился вниз без скандала, упреков и попыток хоть как-то исправить причиненный ущерб.
Джин, который не знал, что именно было причиной странного поведения помощника сегодня и еще более непонятного вчера, предпочел ничего не замечать и сбежал в свой кабинет, где принялся задумчиво наматывать круги вокруг стола, заваленного старыми и новыми делами, вещдоками, которые по какой-то причине так и не попали в хранилище, крышками из-под пивных бутылок, так и не вымытыми чашками из-под кофе и обертками от конфет... да, он был сладкоежкой, и пусть хоть какой-нибудь недобитый ханурик из его отдела хоть попробует проехаться по этому поводу.
Наконец, на глаза ему попалась тонкая бумажная папка на обложке которой уже красовалось жирное пятно и Хант, досадливо скривившись, понял, что вчера забыл передать напарнику дело новенького стажера.
Ладно, лучше поздно, чем никогда, так ведь? И, к тому же, не надо давать этим двум Хайдовским психопатам лишнюю возможность лучше узнать друг друга, спеться и плести интриги за спиной DCI, наводя порядок в архиве и внедряя новые методы раскрытия преступлений.
С такими мыслями Хант вышел из своего кабинета и раздраженно хлопнул папкой по столу помощника.

Сэм все еще не никак не мог прийти в себя. Он вообще не был сторонником запоев, поэтому то, что он сделал вчера, оказалось сюрпризом для неподготовленного к таким выходкам организма, который сейчас на полных оборотах старался переработать всю эту гадость и как можно скорее избавиться от нее, пусть даже в ущерб хозяину: заторможенное сознание, противная липкая испарина, тошнота и головная боль - получите и, как говорится, распишитесь, и больше так не делайте.
Однако, Сэм тешил себя надеждой, что, возможно, к обеду все исправится, хотя сейчас даже одна мысль об обеде вызывала неистребимое желание найти туалет и запереться там до конца дня.
Не улучшал состояния и Хант, который вел себя как-то странно, сначала быстро заскочил в свой кабинет и, судя по шуму, наткнулся там пару раз на стулья, потом стремительно выскочил оттуда, кинул Сэму на стол какую-то папку и навис над ним, угрожающе скрестив руки на груди и притоптывая ногой.
- Что это? - превозмогая себя, поинтересовался Тайлер.
- Это характеристика очередного кретина, которого направляет к нам Хайд, того самого, Сэмми-бой, за которого ты отвечаешь лично, - мрачно отозвался Хант, сверля его глазами. - И я хочу, чтобы ты прочел ее до того, как эта новая заноза в заднице явится в наш отдел и будет дышать на нас Хайдовским перегаром. Может, ты его знаешь, а если не знаешь, то узнаешь, что от него можно ожидать, потому что от любого подарочка Моргана меня воротит как с трехдневного перепоя!!!
Сэм тихонько вздохнул, глядя, как раздраженный шеф развернулся на каблуках и быстрым шагом скрылся в недрах кабинета, и раскрыл дело.

Фамилия стажера ни о чем ему не говорила. Джозеф Костан, 29 лет, детектив-констебль отдела С, управление полиции Хайд, Темсайд. С фотографии смотрело симпатичное открытое лицо: темные волосы, прямой нос классически-правильной формы отвлекает от некоторой юношеской припухлости черт, широко расставленные глаза, тонкая верхняя губа, пухлая нижняя, мягкая линия подбородка вроде бы говорит о нерешительности, но в сочетании с глубоко посаженными глазами и тонкими чертами лица так же может говорить и об уклончивости, замкнутости, и умении скрывать эмоции, хотя, глядя на фотографию, Сэм все таки сформировал скорее положительный образ, чем отрицательный. Рост: 6 футов 2 дюйма, на четыре с половиной дюйма выше Сэма. Семейное положение: холост, живых родственников нет.
Сэм задумчиво посмотрел на фотографию - ни имя, ни описание, ни сама фотография абсолютно ни о чем ему не говорили. Может, Джозеф знает его как Сэма Уильямса? Тогда получится неудобно при встрече, ведь Сэм его не знает абсолютно, да и как Сэм может его знать, если Хайд для него упорно ассоциируется со светлой одноместной палатой Манчестерской Королевской Лечебницы?
Ладно, вздохнул Сэм, будем надеяться на то, что паренек слишком молод, чтобы застать меня. Когда он там начал работать в отделе?
"Инициативный, исполнительный, ответственный офицер... проявил себя на месте предыдущей службы... был переведен в отдел С в сентябре 1973, где показал себя ... ", да что ж за канцелярщина такая, подумал Сэм раздраженно "исполнительным, ответственным и инициативным офицером".
По крайней мере, парнишка со мной не встречался, с облегчением подумал он, хотя мог про меня слышать. Но, допустим, мне неприятно говорить про прошлое. Может такое быть? Вполне может.
Сэм слегка расслабил плечи и с недоверчивым удивлением ощутил, что пока он изучал материалы дела, его организм как-то самостоятельно справился с похмельем, и ... его даже тянет выпить чашечку кофе.
Жизнь положительно налаживается, а, зная педантизм Моргана, или того, что выдавало себя за Моргана, он даже мог рассчитывать на то, что ответственный и инициативный офицер будет служить еще одним подспорьем в праведной, но неравной борьбе с Хантовскими методами ведения дел.
Так, посмотрим, что там дальше, он перелистнул страницу, проговаривая про себя:
- Не привлекался... как свидетель не приводился... не имел... не имел ... не состоял, не болеет, так и этим тоже, признаков нет, гм... и даже аппендицит не вырезали, аллергия на уксус... на уксус? ... анемия, группа крови четвертая, резус отрицательный. Пожалуй, - хмыкнул Тайлер, глядя на последнюю запись, - опасность от выбранной работы повышается вдвое, - хотя сам Тайлер служит наглядным примером, что это не сильно влияет на выбор профессии.
- В целом, Джозеф, ты очень положительный парень, - пробормотал Сэм, возвращаясь к первой странице, - просто удивительно, что тебя отпустили из Хайда.
Сэм с удовольствием потянулся, приветливо кивнул Картрайт, которая как раз вошла в отдел, переговариваясь о чем то с Крисом, привычно улыбнулся Рею, что на сей раз не оказало желаемого эффекта и отправился пить кофе.
Жизнь постепенно налаживалась, никаких подозрительных звонков слышно не было, преступники, все как один, на изумление, притихли и заняться было решительно нечем, хотя ... Сэм с тоской оглянулся на свой стол, его все еще ждала стопка неразобранных отчетов и ... под его возмущенным взглядом Скелтон поежился, но все же решительно положил свои отчеты поверх Хантовских.

***

- Тайлер! - Джин пронесся мимо, на ходу натягивая пальто. - Немедленно на выезд! У нас ограбление.

Сэм, который как раз думал, что надо собраться с силами и добить наконец завалы из старых дел, чтобы сдать их в архив, быстро сменил унылый вид на деловитый и со вздохом облегчения подскочил с места. Конечно, он отдавал себе отчет в том, что плохо радоваться несчастью ближних, но просматривать дела Криса было намного хуже всего, что вообще могло случиться в человеческой жизни, исключая, возможно, ядерный взрыв.

- Что конкретно случилось, Шеф?
- Поступил звонок об ограблении банка на Парсонаж. Грабитель успел скрыться, но перед этим продырявил какого-то идиота, который сунулся на рожон.
- А кто сделал вызов? Или они нажали тревожную кнопку? - Тайлер мысленно перебрал пункты стандартной процедуры. - Разве этим не должно заниматься местное отделение?
- Хвалю, Дороти, - Хант от души хлопнул детектива по плечу. Тайлер, не ожидавший ничего подобного, тем более в виде похвалы, практически вылетел из лифта, благо, створки уже открылись. – Ты, наконец то, научился отлынивать от работы... За это можешь поставить мне сегодня выпивку...
- Почему это тебе? За что? - возмутился по инерции Сэм, и, подумав немного, добавил. - Я не научился отлынивать, то есть, я вообще не отлыниваю! Никогда!!!
Джин остановился у Кортины и неожиданно серьезно посмотрел на него:
- И это очень жаль, парень.... Только подумай, скольким хорошим людям ты портишь этим жизнь...
- Почему это порчу? - оскорбился Тайлер. - Я порчу жизнь только преступникам...
- О нет, Дороти, вот им то ты как раз ее облегчаешь, судя по твоим методам ведения допроса, - усмехнулся Хант, садясь за руль и дожидаясь, пока Сэм, который не нашелся, что на это сказать, ну не начинать же в который раз перепалку о правилах ведения допроса и презумпции невиновности, возмущенно сопя устроится рядом.
Некоторое время в машине царило Молчание. То есть, Сэм предпочитал думать, что это именно Молчание, с большой буквы, которое в полной степени выражает его раздражение и негодование от несправедливых нападок.
Джин, судя по всему, так не считал, и с визгом шин выворачивая в очередной узкий переулок, как ни в чем не бывало, продолжил:
- Так вот, Сэмми - бой, хотя я вижу, что тебе и неинтересно, и ты просто таки мечтаешь, чтобы преступников ловили другие копы, я все таки посвящу тебя в детали... И не вздумай меня перебивать, если не хочешь вылететь в лобовое стекло моей малышки...
Сэм раздраженно выдохнул и навострил уши.
Если вкратце передать суть дела и опустить все нелицеприятные эпитеты, которыми Джин наградил работников банка, получалось следующее: грабитель вошел в банк перед обеденным перерывом, когда посетителей, кроме него, уже не было. Заблокировав двери, он под угрозой оружия заставил работников банка выйти из кабинок в холл и связал их. Нажатая одним из кассиров кнопка сигнализации, по видимому, не сработала, потому что никаких признаков полиции не было на протяжении всей операции, однако несчастному кассиру не повезло, поскольку разозленный преступник прострелил ей ногу и оставил истекать кровью. Заставив старшего по залу открыть хранилище, грабитель потребовал ключи от всех банковских ячеек и методично вскрыл три ряда ячеек по периметру хранилища.
- Почему только три? - не удержался Тайлер, заработав взгляд шефа из серии "Ты действительно идиот, или только притворяешься?"
- Потому что, Дороти, он, в отличие от тебя, знает когда остановиться, - буркнул Джин, выворачивая на полной скорости на главную улицу без оглядки на остальных участников движения. - А точнее, когда пора смываться, что он весьма изящно и проделал за пятнадцать минут до конца обеденного перерыва.
- То есть, звонок поступил только когда пришел первый посетитель, или когда они смогли развязаться, - задумчиво пробормотал Тайлер. - И все равно я не понимаю, почему дело передали нам.
- О... это то самое интересное и есть. В одной из ячеек хранилась кассета, на которой есть запись разговора о переделе власти местными наркобаронами. Ее сделал детектив Раш из отдела С, который работал под прикрытием. Там же хранились и некоторые другие документы, которые не должны были попасть в чужие руки. Так что, Тайлер, у нас есть только один день для того, чтобы раскрутить это дело, прежде чем его передадут Литтону, а нам надерут задницы. Поэтому собирай то, что ты называешь мозгами и изображай Пуаро перед этими бледными офисными крысами, пока я пройдусь по осведомителям.








Спасибо за Ваши комментарии :)

@темы: Сэм Тайлер, Кольцо

iretro

главная